Интересно. Познавательно. Увлекательно.
Огнестрельное и холодное оружие, охота в России, оптика, снаряжение и экипировка. История и политика.

Практические тесты, исследования по истории оружия, аналитические обзоры.

На этом сайте вы найдёте массу интересных и, что немаловажно, хорошо иллюстрированных материалов об отечественном и иностранном оружии, а так же - промысловой, любительской и профессиональной охоте в России. В общую структуру сайта органично вписались исторические и военно-политические обзоры.
maksimov.su
yurii_maksimov@mail.ru
о себе о сайте Сахалин и Курилы фотогалерея контакты форум
Оружие, боеприпасы, оптика, история оружия
 
Огнестрельное и пневматическое оружие

- гладкоствольное
- нарезное
- комбинированное
- травматическое и
  сигнальное

- пневматическое оружие
- боеприпасы,
  снаряжение патронов

Тюнинг и чистка оружия,  аксессуары для IPSC

- тюнинг оружия и аксессуары
- чистка оружия
- товары
  для практической стрельбы

Холодное оружие

- охотничьи и туристические
  ножи, топоры и мультитулы

- приспособления для
  заточки ножей и инструментов

Оптика

- бинокли, монокли,
   зрительные трубы, дальномеры

- дневные прицелы
- тепловизоры, ночные прицелы,
   приборы ночного видения

- кронштейны
   к оптическим прицелам

Книги

- историческая, оружейная и
  охотничья литература

"Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков.."
/А.С.Пушкин/



ФРОЛОВКА

Забытое оружие

Юрий Максимов
фото автора и из архива автора




Посвящается моему деду, Максимову Григорию Тарасовичу, великому охотнику и заслуженному лесничему, сыгравшему значимую роль в развитии лесоохотничьего хозяйства СССР и формировании моего трепетного отношения к природе и оружию.

Предисловие

Начиная писать эту статью в далеком 2004 году, я с удивлением обнаружил, что в России нет сколь-либо значимой печатной информации по переделочным ружьям системы Фролова. Из того что было, можно было извлечь лишь общий концептуальный факт - да, Фролов занимался переделкой винтовок в ружья. Как в 20-е годы, так и после войны. На этом вся информация и исчерпывалась. Но, у меня был немалый опыт общения с этими своеобразными ружьями. Можно сказать - я вырос с фроловкой в руках, в буквальном смысле. И этих фроловок, среди моей родни, было вполне достаточно, что бы иметь неплохое практическое представление об этой системе и её разновидностях. В итоге, начав писать статью по фроловкам, я и не предполагал, что этот материал, без преувеличения, станет первым в России, достаточно обширным и, надеюсь, хоть в какой-то степени систематизированным обзором по ружьям Фролова. Потихоньку буду дополнять его новыми фактами и фотографиями, по мере появления. Если у вас есть какая-то новая информация по фроловкам - пишите, добавим ваш материал в статью. Возможно, это кому-то и пригодится.





В настоящее время, когда легендарные оружейные заводы из армейского оружия вынужденно «конвертируют» охотничьи самозарядки, мало кому в голову приходит осознание того, что в истории российского оружейного производства впервые фабрикация гражданского оружия встала во главу угла. В России, постоянно ведущей войны на расширение и удержание территории, только стрелкового оружия всегда требовалось огромное количество. Такая тенденция сохранялась вплоть до 50-х годов 20-го века. Охотничье оружие всегда оставалось на втором плане, его фабричное производство иногда полностью прекращалось, что порой создавало предпосылки для появления весьма необычных образцов. Одной из наиболее интересных и распространенных в свое время систем, сыгравшей заметную роль и вполне закономерно практически забытой сегодня, является охотничье ружье П.Н.Фролова, о котором и пойдет речь в данной статье.



Фролов


Историческая справка

Переделка боевых винтовок в гладкоствольное охотничье оружие практиковалась с конца 19 века, причем не только в России. Даже краткое описание ниже перечисленных разнообразнейших систем винтовок, продолжавших службу в руках охотников, займет уйму времени и места. Поэтому в данной статье затронут лишь период конца 19 и первой половины 20 веков, как наиболее интересный в плане стремительного развития науки, промышленности и оружейного дела.

По окончании Первой Мировой войны, ряд известных германских фирм и кустарных мастерских (в частности, фирма «Геншов и компания), выпускали гладкоствольные ружья, изготовленные из изношенных боевых винтовок Mauser-98. Причем немцы не просто растачивали стволы боевых винтовок, но изготавливали новые качественные стволы 16 калибра, позволяющие не ограничиваться 32-28 калибрами. В России, к тому времени, переделанное оружие уже не являлось диковинкой. Скорее наоборот; как и сегодня, так и тогда, использование охотниками боевых винтовок и их переделок, было обычным делом. После Первой Мировой и Гражданской войн, интервенции и несчетных конфликтов на территории России, на складах скопилось огромное количество иностранных винтовок, самых разнообразных систем и годов выпуска. Многие из них имели расстрелянные стволы, и, по причине истощения запасов оригинальных патронов, были бесполезны и в виде оружия для резервистов. Большое количество этих винтовок, как и часть отечественных Бердан-2 и винтовок Мосина, были переделаны в дробовики. Переделка так же заключалась в рассверливании ствола, доработке ствольной коробки, личинки затвора и магазина. Промысловиками широко использовались переделки систем Бердан-2, Крнка, Гра, Шасспо-Гра, Веттерли-Витали, Терри-Нормана, Пибоди-Мартини, Манлихера, Ремингтона, Винчестера, Маузера, Арисака, Снайдера, Вердера, Верндля, Альбини, Карле и иных винтовок, довольно экзотических для России, вроде систем Комблена, Венцеля, Мильбанк-Амслера, Бомона, Ярмана… Стоили такие переделочные ружья порядка 10 рублей, отличались прочностью, надежностью и были доступными для каждого охотника.





В апреле 1920 года, демобилизационная комиссия Центрального Правления Артиллерийских Заводов предложила руководству Первого оружейного завода РСФСР в Туле, представить на рассмотрение проекты срочного выпуска охотничьего гладкоствольного оружия. Экономические условия в разрушенной стране не позволяли наладить выпуск достаточного количества классических ружей, что и послужило причиной крупносерийного выпуска гладкостволок, изготовленных из отечественных и трофейных забракованных винтовок.

В том же 1920 году, созданная при заводе охотничья мастерская, помимо работ с иными охотничьими системами, начала сборку охотничьих ружей системы Петра Николаевича Фролова. Конструктор-оружейник Фролов, придя на ИТОЗ в середине 80-х годов 19 века, проработал на заводе 40 лет, вплоть до своей смерти. Петр Николаевич спроектировал серийно выпускавшееся шомпольное ружье, изготавливающееся из четырехлинейной винтовки Бердан-2, образца 1870 года и трехлинейной винтовки Мосина, обр. 1891 года. Фроловым была отработана в производство и винтовка под патрон кольцевого воспламенения, выпускавшаяся в 1-зарядном и магазинном вариантах.







Малоизвестным, но весьма интересным фактом, является участие П.Н.Фролова в работах по улучшению механизма экстракции в револьвере Наган обр. 1895 года, разработке 20-зарядного карабина, ручной гранаты и протиросмазочного патрона и т.д. Разработки Фролова были запатентованы уже после смерти оружейника, в 1927-1928 гг.

Но наибольшей популярностью среди охотников и промысловиков пользовалась классическая «фроловка», представляющая собой гладкоствольное ружье, основой для которого послужила трехлинейная винтовка С.И.Мосина. Благодаря простоте переделки и невысокой цене, эти ружья получили широкое распространение в нашей стране, особенно в периферийных областях.

Помимо ТОЗа, производство переделочных систем практиковалось также в Ижевске (вплоть до 30-х годов) и на Сестрорецком оружейном заводе (на ИСОЗе в основном переделывали винтовки Крнка и Бердан-2).


Особенности конструкции и довоенные варианты изготовления




Примечание автора: все представленное на фотографиях оружие работоспособно и состоит на учете в ЛРО. Подборка фотоматериалов составлена с учетом их соответствия тексту статьи и отображает основные варианты заводского и кустарного изготовления ружей. Показать абсолютно всё разнообразие модификаций ружей конструкции П.Н.Фролова, равно как и все варианты исполнения различных узлов и деталей, не представляется возможным и необходимым, из-за ограниченного объема статьи и несущественных различий.

Все разнообразие ружей конструкции П.Н.Фролова можно условно классифицировать по следующим критериям: исходная модель винтовки, используемый в ружье ствол и связанный с этим калибр, конструкция ложи, наличие или отсутствие магазина. В принципе, любую гладкоствольную переделку из боевой винтовки, будь то трехлинейка или винтовка из большого разнообразия трофейных и закупленных иностранных систем, с полным правом можно назвать «фроловкой». В народе такие ружья всегда звали «берданками», но сути это не меняет.



Наибольшее распространение, по причине российского происхождения и максимальной ремонтопригодности, получила переделка из мосинской винтовки. Именно это оружие, по ходу статьи, мы и рассмотрим подробнее. Но сначала вспомним о ее предшественнице.


В двух словах о «берданке»

Если не принимать во внимание переделочные системы ранее конца 1860-х годов, то, помимо «фроловки» из трехлинейки, большой популярностью пользовалась гладкоствольная «берданка», изготовляющаяся как всеми казенными заводами, так и многочисленными кустарями. Благодаря толстому стволу, из винтовки Бердан-2 можно было получить однозарядное охотничье ружье вплоть до 16 калибра (гладкоствольные ружья Бердан-1 имели 28-24 калибр, изготавливались в малых количествах и практически не встречаются сегодня). Конструктивно «берданка», при переделке в охотничий дробовик, подвергалась следующим изменениям: со ствола демонтировались штатные прицел (при нагревании паяльной лампой, припаянный на олово штатный прицел Бердан-2 легко отделяется), мушка и упор штыка, напаивалась низкая мушка, а на верхней грани ствольной коробки, по ее оси, пропиливался прицельный паз. Сам ствол растачивался на 32, 28, 24 или 16 калибр (с 65 или 70-мм патронником), ствол часто укорачивался с дульной части (с 832,6-718 мм до 700-650 мм). При переделке на 32 калибр (весьма редко), ствол укорачивался с казны.



Ствольная коробка, при стволе 16-го и 12-го калибров, растачивалась с казенной части, до боевого упора ствольной коробки, что было необходимо для обеспечения нормального прохода толстой охотничьей гильзы. Примерно с 1908 года практически все коробки ИТОЗ растачивал на 12 калибр и изготавливал новые стволы 12 калибра. Затвор так же подвергался доработке: растачивалась чашечка (при малых калибрах) или изготавливалась новая личинка затвора (для 12 калибра). Иногда, при изготовлении ружья на заказ, удлиняли и загибали вниз рукоять затвора, т.к. штатная рукоятка, при всей своей эстетичности, отличалась малой длиной. Обычно штатная рукоять заменялась рукояткой, подобной мосинской, благо крепление рукояти в Бердан-2 производится поперечным штифтом.



Штатная ложа укорачивалась до 750-780 мм, на ствол и приклад устанавливались антабки охотничьего типа. Перечисленные доработки позволяли получить снизить вес ружья с 4,43-3,58 кг до приемлемых 2,7-2,8 (для 16 калибра) и 2,9-3,0 кг для 20-го. Такие ружья имели отличную развесовку и замечательную прикладистость (центр тяжести находился в районе рукояти затвора или примерно в 45 мм от передней части спусковой скобы). На заказные ружья ставили новую ореховую ложу и часто украшали ружье гравировкой по металлу и резьбой по дереву, дорабатывали затвор.



Затвор Бердан-2 поворачивается, при запирании, всего на восьмую часть оборота. При износе плеча упора коробки и опорной плоскости гребня затвора, затвор могло вышибить назад. При этом, разрушало ствольную коробку в районе узла запирания, корежило детали УСМ, а стеблем затвора зачастую убивало стрелка.

Доработка затвора производилась двумя способами: методом известного оружиеведа В.Е.Меркевича и оружейника Кареева. Оба усовершенствования сводились к незначительным конструктивным изменениям затвора, после чего затвор не мог быть открытым при спущенном курке, в т.ч. и при выстреле. В середине 80-х годов 19 века, был так же разработан «казенный» вариант доработки затвора. Усовершенствованный затвор к Бердан-2, подходящий к винтовке без каких-либо доработок последней, был одобрен в 1876 году, но принятию его к производству помешала русско-турецкая война 1877-1878 гг. Да и сложно было говорить о производстве улучшенного затвора, когда в боевых частях не хватало самих винтовок.

В целом, гладкоствольная «берданка», за исключением проблем с узлом запирания, для своего времени была отличным промысловым ружьем: дешевым, легким, прикладистым и неприхотливым. Кое-где эти ружья до сих пор находятся в эксплуатации.

Помимо переделки боевой «берданки» в дробовик, на базе затворной группы Бердан-2 в довольно значительных количествах выпускались нарезные винтовки калибров .44, .38, .32-40, под револьверные патроны «Винчестер». Выпускалась винтовка Бердан-2 и под 4-линейный патрон револьвера Смит-Вессона. В Ижевске такие винтовки производили частные фабрики Петрова Ивана Федоровича, Евдокимова Андриана Никаноровича и Николая Ильича Березина. Многочисленные кустарные мастерские так же занимались сборкой таких винтовок, но уже заметно худшего качества. Популярностью пользовалась малокалиберная «берданка», под 6,5х40-мм патрон Утендорфера центрального боя. Все эти винтовки, практически не встречаемые сегодня, выпускались до начала Мировой войны 1914 года.

(Желающие больше узнать о "берданке" могут сделать это, найдя статью "Берданка" в разделе "Гладкоствольное оружие", на этом же сайте)


Классическая «фроловка»
Идентификация вариантов исполнения

П.Н.Фролов, при разработке своего ружья, в полной мере учел опыт переделки Бердан-2 в охотничье ружье. Технология переделки мосинской винтовки в дробовик была сходна с работами, проводимыми при переделке «берданки» и заключались в следующем: со ствола так же демонтировались штатные прицельные приспособления, стачивались их посадочные места и устанавливались целик (пластина целика впаивалась в поперечный паз на верхней грани ствольной коробки, обычно ближе к казеннику ствола) и мушка охотничьего типа (мушка иногда оставлялась или устанавливалась штатная, сточенная по высоте). Мушка на «фроловках» обычно луженая, хорошо различимая на фоне темной шерсти зверя и четко видимая даже на светлом фоне. Мушка может иметь как треугольный, так и закругленный профиль. Прорезь в гривке целика обычно сделана треугольным напильником и характерна для своего времени. Прицеливание с такими прицельными приспособлениями очень удобное; благодаря их низкому расположению и форме, стрельба может вестись навскидку.







Ствол мосинской винтовки растачивался под 32 и 28 калибры (патронники под латунную 65 или 70 мм гильзу) и иногда укорачивался на 50-100 мм. Толщина стенки ствола, на дульном срезе мосинского ствола 32 калибра, достигает 1,6 мм. А толщина стенок патронника, с учетом стенки ствольной коробки, превышает 9 мм! Запас прочности ружья, при 32 калибре, огромен и многократно превышает оптимальные значения. В свое время еще В.Е.Маркевич упоминал о возможности применения сильных зарядов в дробовых ружьях 32 калибра, переделанных из трехлинейной винтовки.







С самого начала заводского производства переделочных ружей, на мосинскую затворную группу устанавливали ствол от Бердан-2, благо резьба пары ствол-коробка идентичная на обеих системах (диаметр 24,8 мм, шаг: 16 ниток резьбы на погонный дюйм). Такой подход позволял получить прочную магазинку вплоть до 24, очень редко до 20-го, калибров (при использовании ствольной коробки и магазина от трехлинейки, патрон 16 калибра применим, но нежелателен, из-за большой толщины и чрезмерного ослабления ствольной коробки). Хотя первые мосинские «фроловки» были именно 16 калибра (серийные ружья имели цилиндрическую сверловку), но, не имея нормального, правильно сконструированного ствола, не отличались хорошим боем.





При получении максимально прочного ствола наиболее распространенного и популярного 28-й калибра, использовался именно берданочный ствол, редко для облегчения обточенный снаружи (иногда с выкатом, что не характерно). В том случае, если берданочный ствол 28 калибра не обтачивался (как, например, при 16-м калибре), то получался тяжелый, очень прочный (хоть и рассчитанный на дымный порох) толстостенный ствол, выдерживающий большие давления и показывающий отличный бой пулей. Толщина стенки ствола, в зависимости от типа сверловки, на дульном срезе при этом достигает 2,2-2,5 мм.



Помимо использования стволов от винтовок Бердан-2 и Мосина, для установки на затворную группу «берданки» и «трехлинейки», фабрично все-таки изготавливали новые стволы 28 калибра. Эти стволы имели в казенной части максимальную толщину 30 мм, что сопоставимо с толщиной казенника винтовки Мосина, но более чем на 3 мм больше толщины казенника ствола от Бердан-2. Профиль ствола конусный, на казеннике сверху клеймо калибра – «28». Можно отметить очевидное сходство конструкции ствола со стволом МЦ 20-01. Длина такого ствола, при замере от среза ствольной коробки, достигает 650 мм. Толщина стенки ствола на дульном срезе – 1,6 мм. Такие стволы всегда хорошо изготовлены и не имеют разностенности, что порой встречается на расточенных стволах боевых винтовок. Все новодельные стволы, в средней части, имеют овальный след от припаянной когда-то передней антабки.







Место стыка ствола и ствольной коробки часто пропаивалось оловянным припоем (как правило, при изготовлении ружья в кустарной мастерской или при операциях со стволом в домашних условиях). Причем, при использовании ствола от Бердан-2, имеющего в казеннике толщину, меньшую казенника мосинского ствола, пайка обычно проводилась по всей окружности. Автору настоящей статьи доводилось видеть мосинскую «фроловку», у которой берданочный ствол 24 калибра не был зафиксирован припоем, а удерживался от выкручивания… куском шпагата, уложенного в резьбу. В таком виде ружье стреляло более 50 лет, не смущая хозяина постоянным смещением мушки вокруг своей оси. При исследовании этого ружья, автор легко выкрутил ствол из коробки. Зафиксировать ствол оловянным припоем хозяин ружья категорически отказался, резонно мотивировав отказ словами «всю жизнь стрелял так и еще постреляю как-нибудь». Именно благодаря таким незафиксированным стволам, и были сделаны снимки казенной части стволов.



При смене ствола или затворной группы, особенно в кустарных условиях, стволы откручивались незамысловатыми способами. Бердановские стволы выкручивались при помощи палки и петли из кожаного ремня. Мосинский ствол, ввиду наличия мощного упора на ствольной коробке, выкручивался обычно довольно варварским методом: казенник ствола зажимался в мощные тиски, после чего сильными ударами молотка по упору ствольной коробки добивались начала смещения последней по резьбе ствола. Потом в патронное окно коробки вставлялось что-то типа тонкого зубила, и уже руками ствольная коробка скручивалась с казенника ствола. Порой упоры коробок на некоторых ружьях оказываются разбитыми очень сильно, что, однако, никак не сказывается на работоспособности ружья или надежности фиксации затворной группы в ложе.



Ствольная накладка (если ложа винтовочного типа), при применении бердановского ствола, доходит до переднего края ствольной коробки, скрывая следы пайки и гармонизируя силуэт ружья, лишенного рамочного (позже – секторного) прицела. При применении ствола от винтовки Мосина, казенник прихватывался припоем к коробке, по нижней части окружности стыка, или точечно, по бокам. При заводской переделке, ствол обычно сажался в резьбу на «горячую» посадку и в пайке не было нужды. Ствольная накладка, на длинной ложе, доходит до утолщения казенника мосинского ствола. При особо низких прицельных приспособлениях (обычно на необточенном бердановском стволе), ствольная накладка имела плоскую верхнюю поверхность. Такое решение позволяло использовать плоскость накладки в качестве классической прицельной планки, максимально облегчая прицеливание «навскидку».







Особого внимания заслуживают типы сверловки стволов «фроловок». В начале века и в 20-е годы на Ижевском заводе экспериментировали с различными вариантами сверловки гладких стволов. Помимо цилиндрической сверловки стволов «фроловок» и сверловок с небольшими сужениями, попадаются стволы с конической сверловкой, при которой сужение ствола начинается сразу после снарядного входа. Именно такой тип сверловки применен на берданочном стволе «фроловки» автора, изготовленном до революции, на Ижевском заводе и стоявшем изначально на затворной группе Бердан-2. Для круглой калиберной пули такая сверловка не самая лучшая, ибо вытянутая в стволе пуля оказывается нестабильной, требует тщательного снаряжения и создает высокое давление в стволе. Тем не менее, именно нестабильность пули, судя по всему, является причиной ее высоких поражающих свойств. По крайней мере, даже при попадании в бедро зверя, ткани всегда имеют гематому устрашающих размеров, чего не наблюдается при поражении круглой равнозначной пулей, выпущенной из цилиндрического ствола.











Затвор мосинской «фроловки» также подвергался незначительной переделке; стандартная операция по доработке – стачивался венчик боевой личинки, т.к. даже дно гильзы 32 калибра уже не помещалось в чашке личинки. При неоднократной подгонке зеркального зазора (обычная операция при «домашней» смене ствола или при его подгонке к определенной затворной группе или патрону), на зеркало личинки напаивались пластины нужной толщины. В противном случае, итогом плохой подгонки становились поперечные разрывы гильзы или, в лучшем случае, ее раздутие, вызывающее затрудненную экстракцию гильзы и поломку выбрасывателя.







Нужно отметить, что уже при 28 калибре мосинской «фроловки», удар бойка приходится не по центру капсюля, а примерно на 1,3 мм в сторону, смещая контакт детонирующего состава капсюля на боковую поверхность конуса наковальни. В 24-м калибре эта величина достигает уже примерно 2 мм, что, в совокупности со старыми капсюлями, может негативно влиять на надежность воспламенения заряда.



При изготовлении однозарядного ружья, доработка ствольной коробки сводилась лишь к установке заглушки в окно подачи патронов. Иногда устанавливался лоток, облегчающий подачу патрона в ствол, хотя встречаются ружья заводского изготовления, не имеющие ни лотка, ни заглушки. В таком случае использовалась винтовочная ствольная коробка, без каких-либо доработок. Патрон в однозарядке такого типа, особенно 32 калибра, в ствол вставляется пальцами. При открытии затвора, патрон извлекается из патронника, но экстракции вправо не происходит, по причине отсутствия фиксации фланца на зеркале личинки и подпружиненного подавателя. Поэтому патрон или достается из окна коробки пальцами или вытряхивается наклоном ружья вправо. Ложа к однозарядкам обычно изготавливалась заново.



















При переделке винтовки обр. 1891 года в магазинное ружье, объем и сложность слесарных работ уже требовали довольно квалифицированного отладчика. Патронное окно в дне ствольной коробки расширялось по геометрии цилиндрического охотничьего патрона. Даже гильза 32 калибра, не говоря уже о более крупных патронах, может потребовать незначительного снятия металла с правого боевого упора коробки и тракта подачи, при этом уже патрон 24 и 20 калибров требовал расточку коробки до критического уровня, что резко снижало ее прочность. Встречаются ружья 24-20 калибров, не имеющие правого боевого упора ствольной коробки (запирание, соответственно, производится на 1 упор, как в ранней версии МЦ 20).









Именно ствольные коробки сохранившихся «фроловок» 24-20 калибров чаще всего имеют трещины в местах упора гребня затвора и в районе задней части паза для отсечки-отражателя. В ружьях калибров крупнее 32-го, трещины или отсутствие полоски металла, под отсечкой-отражателем, является обычным делом – сказывается небрежность проведения слесарных работ и применение сильных зарядов бездымного пороха.



Очень часто, боевые упоры боевой личинки затвора, имеют измененную форму. Как правило, вызвано этот подгонкой затвора под конкретную пару «ствол-ствольная коробка», при использовании патрона крупнее 32 калибра. Наиболее распространенной операцией с упорами затвора, является изменение их осевого профиля и снятие фасок с задних граней, что обеспечивает надежную подачу патрона в ствол и минимизирование возможности подклинивания затвора.





Для более надежной экстракции, на некоторые ружья, на передней правой части ствольной коробки устанавливали подпружиненную деталь, призванную улучшить подачу патрона в ствол и способствовать удержанию гильзы на зеркале личинки затвора, до момента встречи фланца гильзы с отражателем. При всей очевидности дополнительного ослабления ствольной коробки, эта деталь действительно отлично функционирует.













Встречаются ружья, ствольная коробка которых сточена спереди до упора. Разница в длине нарезной части нормальной и укороченной коробок, может достигать 4 мм. Такая операция проводилась при подгонке «нестандартного» ствола, при уменьшении длины патронника до 65 мм и при устранении большого зеркального зазора.



Почти все изученные автором граненые ствольные коробки «фроловок», предположительно изготовленных именно на заводе, на нижней плоскости своих хвостовиков имели клейма 1913-1919 годов, что замечательно согласуется с архивными данными Тульского завода. Наличие клейм конца 20-х годов, может свидетельствовать о кустарном изготовлении ружья, ибо заводское изготовление «фроловок» было прекращено в середине 20-х годов. Ружья с круглой ствольной коробкой послевоенного изготовления, никогда не имели ствол от Бердан-2. По меньшей мере, автору такая «комплектация» ни разу не встречались. Редко могут встречаться кустарные переделки винтовок военного времени, 32 калибра, имеющие крайне грубо выполненную расточку ствола и винтовочный штатный прицел.







В многозарядной «фроловке» используется, как правило, штатный винтовочный магазин, расширенный под используемый патрон. Наиболее пригодными для переделки являются магазины от винтовок обр. 1981 года, т.к. они собраны на 5 заклепках, без применения точечной сварки, используемой при сборке магазинов модернизированных винтовок обр. 1930 года. Снятые стенки (щеки) магазинов, изначально штампованные под геометрию конусного винтовочного патрона, выравнивались под прессом или молотком. На выступы угольника и спусковой скобы магазинной коробки, устанавливались подогнанные, исходя из толщины патрона, стальные прокладки, которые просверливались по шаблону отверстий в стенках. После чего устанавливались новые, более длинные заклепки, развальцованные «в потай». Довольно часто, на магазинах ружей 28 калибра, особенно имеющих патронник 65 мм, расширительные прокладки не использовались, а просто соответственно выгибались предварительно выровненные стенки магазина, что позволяло использовать оригинальные заклепки и получать менее громоздкие и тяжелые магазины. При расширении магазина под патрон 32 калибр (и, иногда, под 28х65), вполне подходят сварные магазины. Стенки магазина выпрямлялись на деревянном клине, вставленном в магазин, а формирование стенок под охотничий патрон делали при помощи тупого зубила и молотка.


Сверху вниз: магазин 28х70 и магазин 28х65 мм


Сравнение клёпаного магазина фроловки 28 калибра (слева) с царским винтовочным


Магазин 32 калибра, расширенный из винтовочного, без срезания щёчек



На крышку магазина (обычно, кроме ружей 32 калибра), во избежание попадания мусора и для эстетики, приклепывалась стальная 1-1,5 мм пластина, по общей ширине магазина. Несмотря на удобство использования «родных» щек, можно встретить магазины 28-24 калибров, имеющих заново изготовленные стенки (из 1-мм листовой стали), не имеющих характерного выреза под зуб отсечки-отражателя и полосок от бывших профильных ребер. Вместимость магазина, для 32 калибра – 3 патрона, для 28-го – 2 патрона. При желании получить 3-х местный магазин под патрон 28 калибра, необходимо примерно на 3-5 мм выдвинуть вниз из ложи корпус магазина, установив в вырезы ложи, под уголок и спусковую скобу, соответствующие прокладки. Еще одним решением является выгибание задней части спусковой скобы, в результате чего шахта магазина опускается вниз на 5-10 мм. При использовании штатной ложи, вырез в ложе под магазин просто соответственно расширялся. Сверху вниз: магазин калибра 28х70 (с расклёпанными щёчками и с расширительными прокладками), 28х65 (с расклёпанными и выгнутыми щёчками) и 32х70. На крышках подающих механизмов верхних двух магазинах имеются приклёпанные грязезащитные крышки


Изгибание внутренней части спусковой скобы позволяло увеличить ёмкости магазина на 1 патрон





Довольно часто, даже в большинстве случаев, подаватель патронов в магазине «фроловок» имеет выгнутую вверх форму, в своей передней части, с чуть загнутым вниз передним концом подавателя. Такое решение позволяет придать нужный угол подачи патрона и минимизировать «проседание» извлекаемой стреляной гильзы, что повышает надежность экстракции. Иногда встречаются подающие механизмы, превосходящие по высоте стандартные примерно на 10 мм. Достигается это путем изменения угла «колен» механизма. Уверенно предположить, что специальное увеличение высоты механизма подачи производилось мастерами-кустарями, не позволяет слишком «чистая» подгонка деталей, нехарактерное для кустарной переделки и наличие заводских клейм. Более вероятным представляется заводское малосерийное изготовление «высокого» механизма подачи. Как бы оно ни было, «высокое» положение подавателя намного повышает надежность подачи и экстракции, при условии такой подгонки расположения подавателя, при которой зеркало затвора не будет утыкаться в торец подавателя. Затвор, своей соединительной планкой и левым боевым упором, постоянно контактирует с отполированным подавателем «высокого» механизма подачи, что своеобразно отражается на работе затвора, постоянно подпружиненного снизу. Очень редко встречаются укороченные магазины на 1 патрон, лишенные эстетики и практического смысла.









Изменения касались и отсечки-отражателя. На довоенных «фроловках» отсечка-отражатель почти всегда старого образца, выполненный одной сложной деталью. Стандартной операцией, при отладке тракта подачи патрона, являлось удаление зуба отсечки, не нужного при применении цилиндрического охотничьего патрона и ограничивающего емкость магазинной коробки. Форма и размер лопасти пружины отсечки-отражателя магазинной «фроловки» являются важными факторами надежной подачи патрона. При чрезмерно широком патронном окне ствольной коробки, только лопасть отсечки препятствует задиранию дульной части патрона. В том случае, если патрон все-таки задирается вверх, препятствуя своему выходу из магазина, или утыкается в пенек ствола при подаче, выходом является только напайка металлической пластины или просто наращивание правой стенки патронного окна оловянным припоем.




Ствольная коробка "фроловки" 24 калибра


Коробка фроловки 28 калибра (видна надпайка оловом)


Коробка 32 калибра



подача патрона 28 калибра в патронник






Спусковой механизм, в силу своей конструкции, как правило, доводке не подвергался. Для ослабления усилия спуска лишь изредка делали более тонкой пружину шептала. Иногда, для устранения продольного люфта спускового крючка, при взведенном курке, выгибали пружину шептала.









Прицельные приспособления представляли собой напаянную мушку, произвольного охотничьего типа или имитировавшую штатную, и примитивную гривку (целик) с прорезью, впаянную в поперечный паз на верхней грани казенной части ствольной коробки (иногда частично пропиленной оказывается и резьба ствола). Очень редко встречаются ружья, у которых целиком служил осевой пропил по верхней грани коробки, выполненный обычной ножовкой. Но такое решение чаще применялось на «берданках», на мосинских же «фроловках» такой «прицел» встречался очень редко. В любом случае, простейший прицел гораздо удобнее в использовании на охоте, особенно при стрельбе на вскидку, по причине более низкого расположения прицельной линии, в сравнении со штатным винтовочным прицелом. Пристрелка осуществлялась опиловкой или напайкой мушки по высоте и по горизонту, что является весьма практичным способом и придает луженой мушке хорошие характеристики, при прицеливании на любом фоне.











Мушки фроловок











Ложа, как уже отмечалось выше, использовалась или укороченная (облегченная штатная, по аналогии с «берданкой»), или же изготовленная заново. Автору на «фроловках» больше попадались длинные ложи винтовочного типа, чуть более тяжелые, но зато более рациональные, особенно для использования ружья в горных условиях. Длинный и тонкий ствол «фроловки», не защищенный деревом по всей длине, служит не для оберегания рук от ожогов, как на винтовке, а для обеспечения защиты от ударов при падениях. Дело в том, что ствол «фроловки», особенно 28 калибра и изготовленный из ствола винтовки обр. 91/30 года, довольно тонкостенный и очень чувствительный к ударам. Поэтому промысловая «фроловка» предпочтительнее с ложей именно винтовочного типа.















Длинная ложа крепится штатно: на два соединительных винта, ствол (или ствольная накладка) притягивается штатными бердановскими, мосинскими или (что гораздо чаще) самодельными клепаными или (значительно реже) коваными кольцами. Самодельные кольца на «фроловках» - это отдельная песня. Количество ложевых колец, их ширина, толщина и месторасположение, особенно на самодельной ложе, не поддаются никакой классификации, отображая возможности мастера и его представление о предмете.









Штатные кольцевые пружины могут отсутствовать, что является почти нормой для самодельных лож винтовочного типа. В таком случае накладка или ствол притягиваются к ложе лишь трением, что, при усыхании древесины, приводит к люфту колец и возможной утере переднего кольца. Компенсирование этой неприятности проявляется различными подкладками, сдвигу колец ближе к цевью, обмоткой накладки и желоба медной проволокой, шпагатом или, в особо замечательных случаях – традиционной синей изолентой. Поэтому, в таком случае предпочтительнее бердановские или мосинские кольца старого образца, с винтовой затяжкой, т.к. даже разрезные пружинные кольца не всегда помогают.



Шомпол присутствует, как правило, только на ружьях с длинной ложей. В принципе, для «фроловки» шомпол является необходимой частью прибора, ибо экстрагировать раздутую гильзу узкому мосинскому выбрасывателю не всегда по силам. А быстро вырезать ровный длинный прут, для выбивания гильзы, тоже не всегда возможно. Обычно используется проволочный или штатный винтовочный шомпол от винтовки Мосина, но встречаются шомпола от любой винтовки, когда-либо используемой на территории России. Автор довольствовался удлиненным автоматным шомполом от «Сайги». Предпочтительнее шомпол, имеющий крупную и тяжелую головку, с прорезью, позволяющей вдеть хотя бы узкую ленту ветоши. Таким путем получается универсальный инструмент, годный и для выбивания гильзы из патронника, и для более-менее приемлемой чистки оружия на охоте. Не стоит забывать и старинное нештатное использование винтовочного шомпола – в качестве шампура.





Шомпол «фроловки» редко имеет крепление в шомпольном упоре и обычно удерживается трением. В самодельных ложах канал для шомпола, как правило, значительно короче штатного. Связано это со спецификой технологии изготовления кустарной ложи – желоб и канал для шомпола часто выжигается раскаленным же шомполом.

Одна из моделей заводских «фроловок», имеющая укороченное ложе, все же имела «штатный» шомпол. Способ его крепления во многом повторял крепление шомпола в шомпольных двустволках: гнездо в торце цевья, припаянная снизу, в средней части ствола, трубка и припаянный в дульной части ствола фиксатор крупной головки шомпола. Несомненно, такое решение «шомпольной» проблемы весьма рационально, хотя и не совсем эстетично.

Укороченная ложа крепится двумя штатными винтами. Ствольной накладки, за редчайшим исключением, не имеет. Иногда, при изготовлении ложи из штатной, мастер (как кустарь, так и на ИТОЗовский оружейник) мог оставить короткий «огрызок» подствольной части ложи. К этому обрубку ложи дополнительно притягивался винтовым кольцом ствол. В этом же «огрызке» часто прорезалась щель, окантованная штатными «глазками», для крепления передней части погона. Такая передняя антабка была гораздо технологичнее и дешевле в изготовлении, чем напаянная на ствол, хотя и не добавляла ружью эстетики.



Ярким и небезынтересным отличием довоенных мосинских гладкостволок является уникальная порой подборка клейм, на деталях оружия. Часто на одном ружье можно найти клейма всех российских оружейных заводов, производивших винтовку образца 1891 года. «Фроловка» автора, помимо полного «набора» клейм Сестрорецкого, Тульского и Ижевского заводов, имеет, на ствольной коробке, нагельном винте и соединительной планке, клейма известной американской фирмы «Remington». А конический ствол от Бердан-2 несет клейма неизвестной европейской испытательной станции, с дореволюционным клеймом Ижевского завода.





Гражданскому населению России запрещено было использование охотничьих карабинов, использующих боевой патрон. Поэтому, так же как и с историей с «берданками», винтовка Мосина подвергалась переделке под различные нарезные калибры. Можно отметить использование, на мосинской затворной группе, и ствола от Бердан-2 под 4-линейный штатный бердановский патрон (партия таких винтовок была выпущена ТОЗом в 26-27 гг.); и ижевскую винтовку Мосина под патрон 35-го калибра, 9-мм пуля которого имела бумажную обертку, (модель 1904 года). В конце 20-х годов Тульским заводом был выпущен неплохой 8,2-мм карабин Мосина. Иногда встречаются нарезные мосинские винтовки под совсем уж экзотические патроны.

На сегодняшний день Вятско-Полянский завод «Молот» выпускает долгожданную модель переделочного оружия – 9,3-мм карабин системы Мосина (ВПО-103), под патрон 9,3х53 мм. Этот патрон, созданный в 1955 году М.Н. Блюмом, практически по всем параметрам превосходит старый 8,2-мм патрон.

На этом история довоенных «фроловок» заканчивается, но, не прошло и 20 лет, как об этих ружьях, воистину палочке-выручалочке отечественной оружейной промышленности и промысловиков, вспомнили снова.


«Фроловка» образца 1945 года

В 1944 году, когда благополучный для СССР исход войны был вполне очевиден, руководство страны приняло детально разработанный план послевоенного восстановления страны. Военные заводы получили указание срочно наладить выпуск охотничьего оружия. Помимо возобновления производства классических двуствольных ружей на Ижевском заводе (модели ИжБ-36(М) и серия ИжБ-45-46-47), Тульский завод начал производство «конверсионных» одностволок, представленных гладкоствольными однозарядками 32 калибра ТОЗ-32. Незначительное количество ружей было выпущено в многозарядном варианте. Ижевский машиностроительный завод, в период 1938-47 гг., выпускал свою модель «фроловки» - «Р-32», в однозарядном и магазинном вариантах. Главные отличия «новых фроловок» от заводских переделок винтовок Мосина 1920-х заключались в изготовленной заново короткой ложе и использовании заготовок ствольных коробок, а не готовых винтовочных – бракованных или списанных.





Рассмотрим особенности «переделочных» ствольных коробок на примере коробки ижевской послевоенной «фроловки» выпуска 1948 года. Круглые в сечении коробки «фроловок» отличаются от винтовочных отсутствием пазов для обоймы, паза «ласточкин хвост» под пятку пружины отсечки-отражателя и отверстия под фиксирующий ее винт. Зато на правой стенке задней части коробки имеется фрезерованный паз для выбрасывателя, облегчающий присоединение затвора после чистки ружья. Регулируемый по горизонту целик расположен ближе к передней части ствольной коробки, имеет полукруглую (а не традиционно треугольную) прорезь, удобен в прицеливании и очень похож на целик современных тульских ружей МЦ 20-01 и ТОЗ-106.











Стволы послевоенных ружей системы Фролова, судя по всему, также изначально изготавливались как дробовые, из «черновых» складских заготовок (факт не проверенный, но вполне согласующийся с результатами исследования по ТОЗ-32 и Р-32). Такой подход позволял упростить технологию изготовления гладких стволов и их подгонку к ствольной коробке. Посадочные места для секторного прицела и мушки на винтовке обр. 91/30 гг. изготавливаются вместе со стволом. При применении «неродного» ствола существует вероятность «заваливания» прицельной линии, из-за допусков в длине резьбы. В этом плане винтовка «Маузера», прицельные приспособления которой вместе с основаниями изготавливаются отдельно и фиксируются на стволе припоем, доставляет гораздо меньше проблем.



Практически все виденные автором послевоенные «фроловки» были заводского тульского и ижевского производства, датированные 1945-м, 1947-м, 1948 гг. (крайне редко – 1949-м годом), если судить по стандартным клеймам на казенной части ствола и нижней поверхности хвостовика ствольной коробки. Большая часть этих ружей была однозарядками 32 калибра (очень редко встречаются магазинки 32 и 28 калибров), имела подпружиненный лоток, установленный в ложе и облегчающий подачу патрона в ствол. Окно ствольной коробки в передней части разделано под геометрию лотка. Гильза 32 калибра в псевдо-патронное окно ствольной коробки Р-32 не проходит. Для переделки однозарядного ружья в магазинку требуется незначительное расширение передней части окна коробки. Но из-за отсутствия фрезерованного паза под основание пружины отсечки-отражателя такая переделка проблематична и требует фрезеровочных или сложных слесарных работ по установке отсечки-отражателя.









Очень редко встречаются послевоенные магазинные «фроловки», имеющие граненую ствольную коробку. Судя по клеймам, наличие коробки старого образца не связано с самодеятельностью охотников или кустарной поделкой. Наличию граненой ствольной коробки на послевоенных ружьях не стоит удивляться, ибо немалые старые запасы таких коробок использовались и для производства винтовок обр. 91/30 гг. и карабинов обр. 44 г. вплоть до 1945 года, как на ТОЗе так и на Ижевском заводе.

Стандартная однозарядная «фроловка» отличалась малым весом (порядка 2,2 – 2,5 кг, но не более 2,8 кг), имела заново изготовленную короткую ложу с «тюльпаном» на торце цевья и насечкой на шейке, и лаковое покрытие. Форма приклада и цевья, в целом, сохранена винтовочная, за исключением боковых вырезов на гребне приклада. Сохранен нагельный винт, стальной винтовочный затылок и выемки под пальцы на цевье. Под передний соединительный винт установлена стальная втулка. Антабки охотничьего типа, под обычный погон, а не винтовочные щели под тренчик. Ложа такого типа получилось легкой, прочной и удобной. На послевоенных магазинках встречаются винтовочные ложи, обрезанные по первое ложевое кольцо. Они также имели боковые вырезы на передней части гребня приклада и насечку на его шейке, но торец цевья эстетикой уже не отличался. Применение винтовочной ложи на магазинных «фроловках», судя по всему, связано с технологическими факторами. Верхняя задняя часть спусковой скобы, скрытая в дереве ложи, на таких ружьях часто имеет сильный выгиб вверх. Спусковая скоба на однозарядных ружьях обычного типа.


Фроловка производства 1948 года, с доработками в виде установленного сменного чокового сужения. Хорошо виден лоток подачи патронов.





Спусковой механизм на послевоенных «фроловках» обычно имеет отличные характеристики: короткий ход с небольшим «потягом» и четкий легкий спуск. Отладка спуска заключалась в утончении пружины шептала, изменении ее формы (не всегда) и в подгонке контактных поверхностей деталей УСМ. Спуск, путем изменения формы выступа верхней части щели спускового крючка (двухступенчатая огранка, незначительно отличающаяся от штатного исполнения), осуществляющего давление на пружину шептала, сделан с внятным «предупреждением». Люфт спускового крючка, при взведенном курке, обычно отсутствует.

Как правило, все металлические детали послевоенных «фроловок» хорошо отполированы, качественно оксидированы и подогнаны, что особенно контрастно при их сравнивании с винтовками тяжелой военной поры.


Фроловка производства 1948 года, в современном "тюнинге"













Довольно часто встречаются ружья, не соответствующие описанным в статье модификациям. Не стоит забывать, что при наличии расточенного мосинского или бердановского ствола и рабочей «трехлинейки» любой рукастый крестьянин мог собрать полноценную «фроловку», в соответствии со своими представлениями и задачами.


Достоинства и недостатки «фроловок»

Сначала о недостатках. Любой дробовик, переделанный из военной винтовки, будь то винтовка Мосина или Пибоди-Мартини, сохраняет все недостатки системы-донора, такие как: излишний вес и плохой баланс, малоподходящую для охотника эргономику и «дубовость» конструкции. Из винтовок нормальных калибров (6 – 8 мм) под патроны с бездымным порохом нельзя получить калибр дробового ствола больше 28-го. Дробовая осыпь малых калибров сильно уступает по своим характеристикам осыпи крупных охотничьих калибров. Поэтому, как правило, переделочные системы больше подходят для промысловиков, когда стрельба дробью ведется на малых дистанциях и не требует сильных зарядов. Стремление оружейников получить из военной винтовки наиболее удачный дробовик вынуждало использовать стволы старых 10 – 12 мм винтовок и старые системы в целом. Только в этом случае можно было получить вполне удовлетворительный дробовик 16 калибра. Но и в этом случае одноствольная «фроловка», стреляющая унитарным патроном, уступала в эффективности классической двустволке, даже имеющей капсюльный замок. Пусть и магазинное, но все же одноствольное ружье, «фроловка» не позволяет быстро сделать второй выстрел, столь необходимый порой на охоте. Именно поэтому капсюльные ружья (и даже кремневки) использовались промысловиками окраинных областей практически до ВОВ.

Магазинное питание, изначально разработанное под винтовочный патрон конической формы, является не самым надежным для дробовика с его толстыми тупоконечными патронами, склонными к утыканию в пенек ствола. Для надежной подачи и экстракции необходима энергичная работа затвором ружья. Тракт подачи и экстракции гильз (конкретно имеется в виду срединный магазин) требует квалифицированной отладки, что отражается на стоимости оружия (магазинное переделочное ружье стоило, в зависимости от отделки, примерно в 1,5 – 5 раз дороже однозарядки).





«Фроловки» мосинской системы имеют традиционный недостаток – весьма слабый выбрасыватель. Этот узел и в винтовке порой приводит к задержкам при скрашивании зуба выбрасывателя или поломке его пружины. А при специфических и очень существенных нагрузках, возникающих при досылании и экстрагировании дутых охотничьих гильз, аварии с выбрасывателем случаются куда чаще. Поэтому при интенсивном применении ружья наличие шомпола представляется обязательным условием для оперативного извлечения гильзы выколачиванием. Часто охотники самостоятельно, из обуха косы, изготавливали более мощный экстрактор, имеющий большую площадь захвата шляпки гильзы своим зубом и практически безотказный в эксплуатации. Применение в конструкции нового выбрасывателя заставляло охотника выполнять значительный объем слесарных работ, требующих определенной квалификации. Помимо изготовления самого выбрасывателя, требовалось подгонять под него паз в боевой личинке затвора и делать более широкую длину выборки скоса на пеньке ствола под зуб выбрасывателя.

Мощный самодельный выбрасыватель для фроловки 24 калибра, изготовленный из обуха косы


Боевые личинки фроловок с выломанными при эксплуатации экстракторами



Старые «фроловки» могут быть опасны в эксплуатации из-за износа шептала и боевого взвода курка. Спуск в этом случае становится крайне легким, курок срывается даже при несильных боковых ударах по ложе. «Лечится» эта проблема профилированием контактных поверхностей курка и шептала «на прямой угол» и устранением вертикальной качки курка обжатием задней части ствольной коробки. Износ затворной задержки приводит к выскальзыванию затвора из ствольной коробки при перезаряжании ружья. Этот недостаток уже весьма сложен для его устранения «на коленке», и многие охотники вынуждены мириться с ним.

Иногда (очень редко) при интенсивной и длительной эксплуатации ломается пружина отсечки-отражателя или происходит ее сильное ослабление, периодически приводящее к неожиданному "вышибанию" патронов из магазина. Решить эту проблему можно только заменой отсечки-отражателя, что, учитывая дефицитность и вероятную невзаимозаменяемость этих деталей, является не простой задачей. Хотя, с другой стороны, проблемы с отсечкой-отражателем на практике встречаются действительно нечасто и, как правило, являются следствием плохого ухода за оружием, применения дутых патронов (поломка отражателя при неконтролируемой экстракции) и общего износа механики затворной группы. О надежности мосинской отсечки-отражателя косвенно свидетельствует факт отличной работоспособности «родных» отсечек-отражателей старого образца на самых старых и изношенных ружьях.

Бичом промысловиков стала дюймовая резьба 2-х соединительных винтов мосинской «фроловки». Эти винты имеют тенденцию откручиваться (чего практически не отмечается на МЦ 20-01 и ТОЗ-106), а постоянная их подтяжка приводит к износу резьбового соединения и последующему срыву резьбы, как правило – на винтах. Чаще всего срывается резьба на переднем соединительном винте. Найти оригинальные винты непросто, нарезать дюймовую нестандартную резьбу тоже мало кто может (можно нарезать резцом на токарном станке или, при сильном износе резьбы в упоре коробки или в спусковой скобе, использовать новодельные винты с 7-мм резьбой). Но, как показывает практика, обычно сорванная резьба рассверливается, стандартным метчиком нарезается уже метрическая резьба большего диаметра и изготавливаются новые винты. Порой во «фроловках» встречаются соединительные винты с резьбой М10. Сорванная резьба обоих соединительных винтов может привести при выстреле к выпадению магазина из ложи. Автору известен случай, когда однажды такое случилось на охоте. Все бы ничего, и потом действительно было смешно, да только охотник, не имея возможности быстро перезарядить ружье, чуть было не погиб.

Один из самых трагических случаев, связанных с «фроловкой», произошел с одним из родственников автора. При падении на охоте произошел удар прикладом о землю. Сила удара была такова, что приклад сломался в шейке. Патрон находился в патроннике, но затвор стоял на предохранительном взводе. Выстрел все же произошел – видимо, из-за детонации капсюля при ударе о зеркало личинки, – и круглая пуля 32 калибра проделала страшную дыру в бедре охотника, не оставляя поводов для сомнений в эффективности малых калибров.

При должном уходе мосинские и бердановские стволы «фроловок» способны служить десятилетиями без видимых признаков эрозии. Но таких ружей сохранилось очень мало. Как правило, сыпь и раковины в стволах "фроловок" – обычное дело. Не всегда есть возможность почистить ружье сразу после стрельбы. Спустя всего пару часов после нее в стволе появляется сильная ржавчина. Остальные детали ржавеют не менее интенсивно, особенно в дождливую погоду.



Тем не менее, «фроловки» имеют существенные достоинства, перекрывающие недостатки. Главное из них – переделка винтовки в дробовик, особенно однозарядный, обходится намного дешевле и технологически проще изготовления классического одноствольного охотничьего ружья. Что немаловажно, переделка винтовки в дробовик не обязательно требовала заводского оборудования. Брат деда автора статьи, работая в кузнице, кустарно «разворачивал» столы винтовок под малые калибры (32 и 28) и под любую сверловку, подгонял магазины, сам резал длинные ореховые ложи, превосходящие винтовочные по удобству и прочности. В послевоенные годы распространенной практикой была самостоятельная замена изношенной и небезопасной в обращении затворной группы Бердана №2 на мосинскую (при калибре ствола не более 24-го), что требовало определенной квалификации, но позволяло получить более практичное ружье. Такие переделки носили вынужденный характер, отображая охотничьи и правовые реалии того времени.





Переделочные ружья максимально ремонтопригодны, обладают большой прочностью, столь важной при охоте в сложных условиях, и неприхотливостью. Использование латунной гильзы позволяет получить максимально дешевый выстрел. Патроны можно снаряжать как «Соколом», так и дымным порохом. «Фроловка» 28 калибра, имеющая "берданочный" ствол, без проблем выдерживает навеску «Сокола» в 1,8 г (экспериментальный отстрел показал надежность конструкции и при навеске 2 г) при 2 войлочных пыжах и круглой пуле массой 16,6 г., закрепленной парафином. Все старые осечные патроны, оставшиеся автору статьи в наследство от деда, в качестве пыжа имели клок газеты (в лучшем случае – пару войлочных пыжей). Весь порох, используемый дедом автора, имел срок годности, истекший в 1960-х, и использовался вплоть до 1990-х (это не руководство к действию, а констатация довольно показательного факта). Но, тем не менее, поучительных историй про разрывы «фроловок» автор не слышал ни разу.

При стрельбе самой распространенной в свое время круглой пулей (удобная пулелейка обычно шла в комплекте к заводскому ружью) «фроловки» показывают отличные результаты. Дед автора из тяжелой магазинной «фроловки» 28 калибра (вес ружья около 4 кг), имеющий необточенный бердановский ствол, добыл около 300 медведей. Причем 2 зверя, добытые до войны, до сих пор являются рекордными для Черноморского побережья Кавказа, потянув на 450 и 470 кг. Шкуру 470-кг гиганта даже вернули в охотхозяйство для передачи охотнику, в знак искреннего уважения. В те времена это было исключительным событием, ибо государству сдавали даже крысиные шкурки. Дядя автора из «фроловки» 24 калибра за 50 лет промысла добыл не менее 250 медведей, причем одного из них ему удалось положить с дистанции 150 м попаданием в сердце.

Фроловка одного из родственников автора, непрерывно находящаяся в эксплуатации около 80 лет (ствол расточен в 1928 году, затворная группа винтовки-донора - производства 1919 года



Конечно, такое количество добытого крупного хищника может показаться сильно преувеличенным, но старые охотники в Сочи до сих пор помнят, как промысловики из рода автора часто добывали по несколько зверей, не сходя со своего стрелкового места на загонных охотах и практически никогда не возращались с охоты без мяса. Охота тогда была образом жизни, практически круглогодичным занятием. Зверя порой стреляли с крыльца или из окна дома. Да и сейчас медведь не является экзотикой в пригородных селах, разоряя сады и пасеки, самым наглым образом пользуясь временным запрещением зверовой охоты.

Многие промысловики постоянно охотились с ружьями 32 калибра, добывая любого зверя региона. Понятно, что охота на зверя с малыми калибрами – не лучший выбор, но ведь были времена, когда достать рядовую двуствольную «тулку» 16 калибра было ох как не просто. Не стоит забывать, что в Сибири вплоть до 1920 – 1930-х промысловики охотились с архаичными дульнозарядными ружьями.


Резюме

В настоящее время отношение охотников и стрелков к старому оружию весьма неоднозначно. Для одних единственно важным критерием является практичность. Такие охотники приобретают современные ружья, надежные и нетребовательные. Другие получают удовольствие от охоты со старым оружием, ценя эстетику и добротность творений оружейников прошлого. Недаром любой знающий российский охотник, выбирая между новеньким Иж-43 и вытертым добела комиссионным Иж-54, отдаст предпочтение легендарной «54-ке». С «фроловками» дело обстоит куда сложнее. Эти ружья можно или любить, или пренебрегать ими. Как правило, равнодушным они не оставляют никого. Несомненную ценность для владельца имеет наследственное старое оружие. Автору настоящей статьи его «фроловка» с "берданочным" ижевским стволом и мосинской затворной группой производства завода «Ремингтон» досталась через отца от деда. После реставрации это ружье стало малоприменимым для охоты, но исключительно интересным для развлекательной стрельбы. И оно, имеющее возраст по стволу 130 лет и находящееся в отличном техническом состоянии, имеет для автора особое значение. Какое – объяснять не надо.



На сегодняшний день «фроловки» как охотничье-промысловое оружие активно используются на окраинах нашей страны. И это неудивительно и вполне объяснимо с экономической точки зрения. Ведь еще 70 – 80 лет назад русские охотники стреляли из кремневого оружия. Поэтому «фроловка» как система, несмотря на свой столетний юбилей, вполне адекватна возлагаемым на нее задачам.

И очень хотелось бы, чтобы маркетинговые службы наших оружейных заводов обратили внимание на немалую потенциальную нишу оружейного рынка, в которой сегодня позиционируется лишь дефицитное ныне МЦ20-01. Количество начинающих стрелков растет, и многие из них хотели бы стрелять из гладкоствольного ружья, имеющих максимальную конструктивную схожесть с боевыми системами. Успех гладкоствольной «Сайги» подтверждает эту тенденцию. Но гладкостволка малого калибра, изготовленная с минимальными изменениями из легендарной винтовки Мосина, может превзойти по популярности даже «Сайгу». МЦ20-01 пользуется успехом именно из-за своей винтовочной схемы. Мосинская «фроловка», крайне дефицитная на вторичном рынке, сегодня востребована не меньше, чем в прошлые времена. Особенно в максимально аутентичном варианте, для любителей стиля «милитари», когда изменения должны коснуться лишь канала ствола (оптимальный калибр – .410 и 32, при крайне желательном хромировании канала ствола), магазина и механики тракта подачи патрона. На одной из последних оружейных выставок была показана магазинная «фроловка» .410 калибра, но на этом все и затихло. А жаль, изношенных «трехлинеек» в России всегда хватало, и лучшей альтернативой переплавке будет их вторая жизнь в гладкоствольном виде. Охотиться с «фроловкой» сегодня уже почти никто не будет, а вот для развлекательной стрельбы и разнообразнейшего тюнинга такое ружье станет крайне популярно.



















































Фроловка из "Арисаки"



























Статья была опубликована в журнале "Мир оружия", в 2006 году


Самый полный материал о фроловках и переделочных ружьях. Всё о фроловках. Ружья системы Фролова.




   
Общественно значимые разделы,
охота и снаряжение
 
Военная история и политические обзоры
- публицистика
- военно-исторические очерки
- законодательство РФ
История оружия

- история огнестрельного и
  холодного оружия,
  исторические исследования

Снаряжение и экипировка
- одежда для охоты и рыбалки
- охотничья и тактическая обувь
- рюкзаки, сумки,
   подсумки, ремни и чехлы,
   боевое снаряжение

- фонари для охоты и туризма
- часы, компасы,
   средства связи, фототехника

- приборы биоконтроля
Охота и экспедиции

- охота, рыбалка,
  путешествия и экспедиции

Выживание и полевая медицина
- выживание, элементы снаряжения
  и полевая медицина
Дружественные сайты

- путь к друзьям