Огнестрельное, холодное и пневматическое оружие, тюнинг оружия, оптика, снаряжение и экипировка. История и политика.
Практические тесты, исследования по истории оружия, аналитические обзоры.

На этом сайте вы найдёте большое количество интересных и хорошо иллюстрированных материалов об отечественном и иностранном оружии, тюнинге оружия, оптике, снаряжении и охоте в России. Все статьи являются уникальными и помогут вам не только в выборе оружия и снаряжения, но и их индивидуальной адаптации
о себе о сайте Сахалин и Курилы фотогалерея контакты
Оружие, боеприпасы, оптика, история оружия
 
Огнестрельное и пневматическое оружие

- гладкоствольное
- нарезное
- комбинированное
- травматическое и
  сигнальное

- пневматическое оружие
- боеприпасы,
  снаряжение патронов

Тюнинг и чистка оружия,  аксессуары для IPSC

- тюнинг оружия и аксессуары
- чистка оружия
- товары
  для практической стрельбы

Холодное оружие

- охотничьи и туристические
  ножи, топоры и мультитулы

- приспособления для
  заточки ножей и инструментов

Оптика

- бинокли, монокли,
   зрительные трубы, дальномеры

- дневные прицелы
- тепловизоры, ночные прицелы,
   приборы ночного видения

- кронштейны
   к оптическим прицелам

Книги

- историческая, оружейная и
  охотничья литература

"Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков.."
/А.С.Пушкин/



ШТЫК

Дура ли пуля или: правильно ли мы понимаем Суворова?

Часть I

Юрий Максимов
фото автора






"Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?"

М.Лермонтов, «Бородино»

«Пуля – дура, штык – молодец». Любой нормальный мужчина знает автора этого афоризма и его, казалось бы, однозначную суть. «Пуля обмишулится, штык – не обмишулится»... Автор этих метких выражений всем известен: генералиссимус Александр Васильевич Суворов, непобедимый русский полководец. Сделавший сам себя, человек-легенда, чьё имя когда-то гремело в Европе, наводя ужас на войска Наполеона и восторгая союзников. Автор «Науки побеждать» и создатель несгибаемого русского «чудо-богатыря», любимец солдат и воспитатель блестящей плеяды отечественных полководцев.

Казалось бы, о Суворове мы знаем всё. О «пуле-дуре» и непобедимом русском штыке – уж точно всё понятно. Но, при внимательном изучении специфики ведения войны в 19 веке, обнаруживаются весьма неожиданные факты и утверждения, освещающие наши представления о Суворове, штыках и пулях в несколько ином ракурсе…





Мы живём во власти мифов и штампов. Проще говоря – мы, в основной своей массе, мыслим «как все». А «все» мыслят именно так, как «бабушка сказала». Помните, мы как-то вели разговор о лесковском Левше и его словах: «англичане ружья кирпичом не чистят»? Казалось бы – просто художественная литература, а сколько глупостей в нашем мировоззрении породила одна эта фраза…

Если читатель вспомнит, то пару лет назад мы беседовали и на тему проблемы выбора, стоящего перед германскими военными - между обычным клинковым штыком и штыком ятаганного типа. Казалось бы, всё ясно как в белый день – штык всегда был необходимой деталью вооружения пехоты. Дискуссии обычно шли лишь о его типе (игольчатый, ножевидный или ятаганный), размерах штыка и постоянстве его нахождения на ружье.





На неисчислимых старинных гравюрах и картинах отчаянные солдаты колют штыками врага как в обороне, так и в наступлении, без разбору - кавалеристов и пехотинцев. Море крови, страданий и… назидания современникам и потомкам. «Белое оружие» всегда было символом твёрдости духа и «визитной» карточкой целых армий. Помните у М.Лермонтова бессмертные строки: «Изведал враг в тот день немало, что значит русский бой удалый, наш рукопашный бой!..»? Воображение сразу рисует жестокую схватку, яростные атаки, поднятые на штыки люди… и – Победу! Интересно, а как оно было на самом деле?

…В нашем полевом уставе от 1943 года прямо указано: «Победу приносит только атака, начатая с безудержным стремлением уничтожить врага в ближнем бою». Но ничего нового, для русской армии, в такой концепции не было – так мы били врагов всегда.



Один из моих дедов рассказывал, как во время отчаянной контратаки в Крыму, в страшном 1942 году, он заколол штыком трёхлинейки двух убегающих немцев. Больше, за всю войну (включая частые рукопашные схватки на Малой земле), штык ему применить не случилось – в ближнем бою бил всегда прикладом, ломая врагу рёбра и разбивая головы.





На старых гравюрах и картинах мы всюду видим не только применение штыка – приклад тоже всегда был в чести. Но на плакатах времён войны и в кинофильмах мы видим на винтовках штыки, штыки, штыки…





Понемногу стало проясняться очевидное: штык – это не только оружие. Это - армирующий костяк армии. Связка эпох и поколений. Символ борьбы, а главное - прошлых и грядущих Побед. Штык когда-то сменил меч. Пришло время – всё поменялось: мир опять увидел Меч - в руке Родины-Матери в Волгограде и в руке каменных Воинов-освободителей в Европе. Меч оказался куда более мощным символом, чем штык. Но меч мечом, а штык остался в армии и в подсознании людей. «Да пусть же Красная, сжимает властно, свой штык мозолистой рукой!» Помните?





Французские исследователи конца 19 века мало того что оказались солидарны с нашими некоторыми дореволюционными военными публицистами, так ещё и пролили свет на причины традиционного восхваления штыка и, что наиболее важно – его истинную роль на полях сражений столь богатого на события 19 века.


Французы о штыке

«Мы уже пережили то время, когда на ружьё, по выражению маршала Саксонского, смотрели «как на рукоятку штыка». Мы не доверяем офицеру Шамбре, видевшему в Египте, в Испании и при Ватерлоо настоящую схватку в штыки, как в открытом поле, так и на крепостной стене».

Несмотря на инструкции, написанные: в 1866 году, перед богемской компанией австрийским фельдмаршалом Бенедеком и, в 1870 году, прусским принцем Фридрихом-Карлом, ни в 1866, ни в 1870 гг. серьёзных штыковых схваток не происходило.

Вернее, намерения были. Были и атаки в штыки. Но, по заявлению французских военных, до реальной свалки дело не доходило ни разу. «Воображать, что противники бросятся друг на друга в штыки, что между ними завяжется ожесточённый рукопашный бой, и они прорвут друг у друга линии войск – почти химера. Мы только констатируем факт…»








Статистика ран, полученных от холодного оружия

Во время американской войны за независимость, на 87 000 человек, выведенных из строя, было только 294 раненых холодным оружием (согласно американской статистике). «А кто же может попрекнуть племя янки в недостатке храбрости, энергии и нравственной силы?» - восклицает французский аналитик, обращая внимание на любопытный факт: за последние 30 лет, насыщенных многочисленными сражениями, цифра этих самых ран составляет всего 2%! А ведь из этой, и так небольшой цифры, следует отнять раны, полученные от кавалерийских атак. Тогда на долю штыка остаётся совсем уж немного раненых.

Мало того, французы пишут, что большая часть штыковых ранений – «последствия чрезмерного возбуждения победителей, которые, по достижении своей цели, старались отплатить побеждённому дорогою ценою за его стойкость и то зло, которое она причинила». Спрашивая, кто же остаётся жертвою этой расплаты, французы с горечью сами и отвечают – «Раненые, уже раньше сдавшиеся победителю».

Старинные враги немцев честно признавались: «Штык, если и играет иногда ещё свою роль, то почти всегда по отношению к тем, которые поставлены в физическую или нравственную невозможность бежать…






Исторические примеры

Конечно же, французы не могли обойтись без анализа тактики русской армии, в строках которого порой сквозит оправдание действиям своих солдат: «Русские очень мало пускали в дело штыки во время последней восточной компании, применяя их обычно только в тех случаях, когда противник уже не защищался». Смелое заявление, об этом мы ещё вспомним ниже.

А вот дальше – уже куда интереснее: «Русские чаще употребляли приклад своего ружья» - пишет генерал от инфантерии, российский военный писатель Л.Л.Зедделер (австриец по отцу). По его мнению, покончить ударами приклада проще с неопасным врагом, т.е. – не защищающимся.

Тут очень кстати упомянуть об интересных комментариях русских специалистов, данных на утверждения Зедделера: «Что русский солдат всегда предпочитал бить прикладом, чем колоть штыком – это всем известно. Но нам лично приходилось слышать жалобы французских офицеров на их солдат, которые только первый удар, пока видят офицеры, наносят штыком, а потом – бьют прикладом».



Что интересно, и нашим и французским военным вторит немецкий военный писатель Ф.В.Рюстов, который в одном из своих сочинений пишет, что германского солдата (особенно – родом из северных провинций) нет возможности приучить колоть, и что он предпочитает «колотить». Подытоживая, можно заметить, что данный солдатский «недостаток» до некоторой степени является общим и должным иметь под собой разумную причину. В минуту опасности или азарта человек забывает о навязанных правилах, действуя на рефлексах. Проще говоря – как ему удобнее или как он привык. Колоть же, как того требует применение штыка, в обыденной жизни никогда и никому не приходится. Ведь и ребёнок, получив в руки игрушку, не пыряет ею окружающих, а именно колотит!

Так что с самого детства и до поступления в солдаты люди упражняются именно в битье, вгоняя его в подсознание. И потому, нет ничего удивительного в том, что в рукопашной схватке, немыслимой без азарта, солдаты предпочитают бить прикладом.





Впрочем, подтверждением этих измышлений является французская статистика: она доказывает нам, что процент всех раненых холодным оружием очень незначителен, по отношению ко всему числу раненых.

Тем не менее, французы честно пишут: «Между тем, никак нельзя обвинить храбрый славянский народ в недостатке стремления пустить в дело штык, которому их начальники изрекают вполне справедливую суворовскую похвалу: «Штык молодец, а пуля – дура». По мнению французов, эта поговорка оставалась девизом русской пехоты до войны 1877-78 гг., которая поколебала нерушимость суворовского афоризма – русские слишком дорого поплатились за свою слепую веру в холодное оружие.

«Сила огня заменила действие штыка» - с грустью писал Зедделер. И новый русский пехотный устав соглашается с ним: «Разумное употребление огня сделалось самым верным залогом успеха». Фридрих Рюстов единодушен с ними: «Теперь пуля берёт верх, а натиск уступает своё место…»



А ведь верно – до появления скорострельных малокалиберных винтовок (10,67-мм винтовка Бердан-2 обр. 1870 года именно к ним и относилась) к противнику можно было подойти, без особой опасности, на 200-100 метров и, обменявшись с ним малозначительными залпами, броситься на него в штыки, пока он перезаряжает оружие. Но в боях последней трети 19 века солдат всегда готов к стрельбе. Взгляд на суворовскую пулю-дуру изменился.

Времена «героического безумия», как называет необдуманную храбрость Рюстов, прошли. Настал черёд «храбрости спокойной, основанной на непреодолимой воле достигнуть цели, употребив на то те средства, которые обеспечивают успех».

Несомненность того факта, что штык уже в то время играл незначительную роль, послужила поводом к подниманию вопроса об изъятии штыка из вооружения армии, в итоге приведшего к принятию на вооружение облегчённых и уменьшенных штыков.







Но, несмотря на такие гонения, всеми прекрасно осознавалась главная роль штыка – воспитание решительности и мужества в солдате. «Несмотря на то, что огонь играет и будет играть преобладающую роль в боях, ещё не следует, что нужно уничтожить штык, который всегда будет символом решительности». Наличие штыка на ружье выражает идею, твёрдую решимость и несокрушимую волю дойти до противника во что бы то ни стало (помните сверкающее остриё штыка у атакующего красноармейца в фильме «Они сражались за Родину?)! Моральная сила армии – вот что определяет главную основу для победы. И роль штыка здесь неоспорима.

Российские и французские военные были единодушны в том, что поклонение штыку неразделимо от менталитета русских и французов. Штык слишком сильно был запечатлён в душе народа, и однозначно имел право на поддержку.

Тем не менее, отечественные специалисты, опираясь на глубокое изучение боевого опыты русской армии, отнюдь не склонны были безоговорочно поддерживать мнение европейских коллег о практической бесполезности штыка…










Продолжение следует…



Статья была опубликована в журнале "Мастер-ружьё", в июле 2011 года




   
Общественно значимые разделы,
охота и снаряжение
 
Военная история и политические обзоры
- публицистика
- военно-исторические очерки
- законодательство РФ
История оружия

- история огнестрельного и
  холодного оружия,
  исторические исследования

Снаряжение и экипировка
- одежда для охоты и рыбалки
- охотничья и тактическая обувь
- рюкзаки, сумки,
   подсумки, ремни и чехлы,
   боевое снаряжение

- фонари для охоты и туризма
- часы, компасы,
   средства связи, фототехника

- приборы биоконтроля
Охота и экспедиции

- охота, рыбалка,
  путешествия и экспедиции

Выживание и полевая медицина
- выживание, элементы снаряжения
  и полевая медицина
Дружественные сайты

- путь к друзьям