Огнестрельное, холодное и пневматическое оружие, тюнинг оружия, оптика, снаряжение и экипировка. История и политика.
Практические тесты, исследования по истории оружия, аналитические обзоры.

На этом сайте вы найдёте большое количество интересных и хорошо иллюстрированных материалов об отечественном и иностранном оружии, тюнинге оружия, оптике, снаряжении и охоте в России. Все статьи являются уникальными и помогут вам не только в выборе оружия и снаряжения, но и их индивидуальной адаптации
о себе о сайте Сахалин и Курилы фотогалерея контакты
Оружие, боеприпасы, оптика, история оружия
 
Огнестрельное и пневматическое оружие

- гладкоствольное
- нарезное
- комбинированное
- травматическое и
  сигнальное

- пневматическое оружие
- боеприпасы,
  снаряжение патронов

Тюнинг и чистка оружия,  аксессуары для IPSC

- тюнинг оружия и аксессуары
- чистка оружия
- товары
  для практической стрельбы

Холодное оружие

- охотничьи и туристические
  ножи, топоры и мультитулы

- приспособления для
  заточки ножей и инструментов

Оптика

- бинокли, монокли,
   зрительные трубы, дальномеры

- дневные прицелы
- тепловизоры, ночные прицелы,
   приборы ночного видения

- кронштейны
   к оптическим прицелам

Книги

- историческая, оружейная и
  охотничья литература

"Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков.."
/А.С.Пушкин/



Туда, где начинается Россия

Остров Сахалин

Часть II

Север


Юрий Максимов
фото автора




Наверное, ничто так не завораживает человека, как суровая красота Севера. Особенно – после того, как ты ещё буквально несколько часов назад бродил среди гигантских лопухов и зарослей бамбука в субтропиках Юга. Такое «замкнутое» сочетание климатических зон возможно только на Сахалине.


Из Южно-Сахалинска вылетаю на винтовом Ан-24. «Эти самолёты хотя и старые, но надёжны и могут планировать даже с неработающими двигателями!» - с таким успокаивающим напутствием меня отправили на север Сахалина, в город нефтяников - Оху.


На фотографиях, сделанных с борта Ан-24, хорошо видно, как, по мере перемещения самолёта на север, меняется ландшафт острова.











Высота полёта небольшая, лететь примерно 2 часа - 900 км. Смена ландшафтов под крылом самолёта завораживает – зелёные тона уступают место ярким осенним краскам, а гористая тайга незаметно сменяется равнинной лесотундрой, разлинованной дорогами и старыми просеками георазведки. Два часа лёта и, немного одуревший от вибрации и грохота моторов, в крохотном аэропорту Охи уже знакомлюсь с моим новым гидом - асом северных охот Андреем Емелиным, директором ООО «Карибу» и «Могучи», человеком с огромным опытом и, как позже уточнилось – непрошибаемым северным спокойствием и внушающей уверенность надёжностью.


Аэропорт города Оха, самого северного города на Сахалине



Здание администрации города



Андрей Емелин, гид-проводник, директор ООО «Карибу» и «Могучи»

Sakhalin safari. Охота, рыбалка и отдых на Сахалине



Десять минут дороги – и мы в городе. Машины, 80-й «крузак» и кунговый «Урал», давно готовы. Нас сопровождает команда Андрея – опытные егеря. Закупаем продукты (запомнилась скупка всего наличного хлеба в большом магазине) и выезжаем в ночь. В дождь. Навстречу размытым 90 км грунтовой дороги.


Ещё много дорог на острове остаются с гравийным покрытием. Но - уже везде кладут асфальт, Правительство области уделяет дорогам огромное внимание. Планы строительства качественных дорог впечатляют. Надо отметить, что на Сахалине, помимо форсированного и масштабного развития инфраструктуры, полным ходом идёт и строительство социального жилья - стройки везде.





С нами по пути попросились приезжие охотники из Самары. Приходилось всё время дёргать их "Мазду" и УАЗ-Патриот, у которого срезало обе полуоси.





Через несколько дней, по непогоде преодолев на джипах более тысячи км, к нам присоединились старые друзья. Впереди были 10 незабываемых дней охоты и рыбалки в совершенно новых для меня условиях.


Алексей Баяндин



К Татарскому проливу


Север Сахалина трудно с чем-то сравнить. Можно с уверенностью утверждать, для многих охотников, приезжающих на наш островной Дальний Восток, изобилие зверя, птицы и рыбы не являются приоритетными факторами. Обследовав с друзьями за 3 недели почти весь остров и получив некоторое практическое представление о его особенностях, теперь точно знаю – на Сахалине главное – люди и природа! Нормальный человек физически не сможет оценить своё пребывание на острове без властного воздействия на душу охотника чарующей красоты северной природы. И уж никак не обойтись без надёжных друзей-проводников, готовых делить с тобой все тяготы и радости кочевой жизни по тайге и тундре. Как обычно, мне повезло – попутчиками оказались настоящие мастера своего дела, причём как сахалинцы, так и новые друзья из Питера – члены трофейного клуба "Сафари" и мастера всех видов охот Игорь Мочаев и Олег Маматченко.



Олег Маматченко (слева) и Игорь Мочаев.



Нашей целью был правый берег реки Теньги, которую от Охи отделяют около 230 км. Промежуточными точками пути намечены две базы Андрея – т.н. «верхняя» и «нижняя», в верхнем и нижнем течении на удивление извилистой реки Лангры. Каждый из переходов от базы до базы, так уж получилось, занял почти ночь. Впрочем, это никого не расстроило – мужчины не ищут лёгких путей. Мы их и не искали. Благо наш транспорт позволял чувствовать себя уверенными – «Урал», шедевр советского автопрома, пройдёт где угодно. Хотя на севере Сахалина есть интересная присказка – «По самую раму!» Это именно «Уралы» так иногда «засаживают», причём как на морском побережье, так и на «блокпостовой» и «нефтегазопроводовой» дорогах.




Запомнились яркие сахалинские поговорки. Помимо знакомого «Жар костей не ломит» (это – да!!), понравилась гиляцкая пословица «Лучше летом у костра, чем зимой на солнце». В точку! Только после Севера, даже с учётом отнюдь не морозной погоды, стали очевидны все недостатки моего снаряжения, которое вполне устраивало меня на Кавказе.


«Карибу»


4 часа утра. Фары «Урала» выхватили из дождливой тьмы доску на заборе, с неожиданной надписью кистью: «ООО Карибу». Приехали! Нас уже ждали – генератор работает, светло во дворе, обязательная баня натоплена, наша хозяйка Катя стол накрыла. Потом Андрей всех развёл по гостевым избушкам. Вокруг – невидимая пока тундра.


Гостинная изба "верхней базы" Андрея - "Карибу". Тепло, просторно, отличная кровать и бельё чистое.



…Первое северное утро, как и многое на Сахалине, запомнилось на всю жизнь. Пробуждение было довольно поздним. В окошки гостевой избы били искрящиеся лучи скупого северного солнца. Легко одеваюсь, умываюсь, надеваю привычный уже пояс с ножом, чехлом для фотоаппарата и фонарём, закладываю в стволы Иж-27 пару патронов с пулей Иванова и, преодолев «колючку» забора, окольцовывающего базу, оказываюсь среди солнца, синего неба, белоснежных облаков и… столь долгожданной тундры!




База "Карибу", занимающая огромную территорию, на которой расположилось с десяток жилых и подсобных строений. Баня, конечно, тоже есть. И тоже - огромная.











Вот он, настоящий ягель, знакомый по сказкам и книгам из детства. Вот неведомые пока ягоды, рассыпанные по мху разноцветными бусинами - любимая медвежья пища, прячущаяся в низкой траве. Их тут неизмеримо много, этих стебельков с гроздями спелых ягод, переплетающихся с травами ярких осенних расцветок. Хвоя редких лиственниц, непривычно низких, хаотично разбросанных до самого горизонта, окрашена в яркий жёлтый цвет. Скоро иголки деревьев осыпятся и пейзаж станет куда менее выразительным. На старых горельниках безмолвно застыли силуэты мертвых деревьев. Их тут много таких – высохших, похожих на выбеленные солнцем и ветрами скелеты. Но и они – неотъемлемая часть Севера, не менее выразительная и напоминающая о суровости здешнего климата.


Тот самый ягель, известный с детства по сказкам народов Севера



Ягода тикса. Пустая на вкус, но жажду утоляет хорошо. Сахалинцы её называют так же и "чикса" и "сикса".



Брусника. Наряду с голубикой - одна из вкуснейших ягод. И очень полезная.



Костяника. Что-то вроде боярышника, только безвкусная совсем.



Насколько я понял, это - ягоды можжевельника. Очень необычные на вкус, с привкусом смолы



Я долго не мог понять, что ЭТО - ...шиповник! На вкус - самый обычный, размером только с яблоко-кислицу



Голубика. Самая вкусная из ягод на Сахалине.



Андрей сразу предупредил – без оружия за пределы базы далеко не уходить. В кедровый стланик тем более не лезть. А то буквально можно наступить на медведя. Дальнейшие события наглядно показали, что наш проводник отнюдь не нагонял «местного колориту».


Рыбалка на севере Сахалина


«Тут медведей больше чем людей» - эти слова Андрея, сказанные им в Охе, вместе с мощным выбросом адреналина всплыли в памяти почти сразу, как мы выехали за ворота базы: только зашёл разговор о многочисленных медведях, как Олег весёлым голосом обратил наше внимание на происходящее вокруг: «Смотрите, мишка!» Нда, хороший такой Потапыч околачивался вокруг базы. Конечно, выскочили из машины, обсудили происшествие, но преследовать не стали – изначально настроились с утра на рыбалку.


Пейзажи лесотундры. Спустя полчаса одиночества, начинаешь понимать, что ты здесь, в этих фантастических тихих местах - лишний.







Северные реки и озёра в хорошую погоду удивительно живописны – насыщенные цвета воды, неба и растительности создают непередаваемый даже фотографиями колорит северной природы. Вокруг – сплошные ярко-красные поля кустов черники и необыкновенно вкусной ягоды голубики. Чуть на взгорках вокруг – на фоне белого мха яркими каплями крови краснеют вкусные и полезные ягоды брусники. Попадается красника, тикса, костяника и что-то ещё. Какая тут рыба, когда кругом столько необычного и вкусного! Поневоле понимаешь, почему медведи до упора выедают остатки ягоды, уже подбитой морозом, когда вокруг изобилие идущей на нерест рыбы…










Опять брусника. Не только вкусная, но и красивая ягода.





А это - черника. Знакомая ягода, но здесь её, в отличие от других, менее одарённых регионов России - немерено.



Все растения с начавшей краснеть листвой - это всё ягодные кусты



Рыбу, в горных реках да в Чёрном море, я раньше ловил несерьёзно мелкую. Вместе с пойманной на севере Сахалина по-настоящему крупной и разнообразной рыбой, я приобрёл опыт «большой» рыбалки. Наиболее ценной рыбой здесь считается хариус, ленок и мальма. Ловили мы и гольца с кижучем. У нас была так же и лицензия на вылов кеты. Эти громадные, по 6-7-кг, зубастые рыбины, для «местных», в период нереста, какой-либо пищевой и спортивной ценности не представляют. Но для приезжих рыбаков кета является желанной добычей. Ловля рыбы ведётся как спиннингом, на разнообразные блёсны, так и на удочку, на варёную икру. Крайне азартной и интересной оказалась ночная ловля ленка на «мыша» - приманку в виде чучела мыши.
















Самой вкусной, на мой непривередливый, после привычной перемороженной норвежской горбуши взгляд, оказалась жареная мальма. Удалось познакомиться и с замечательным местным блюдом, которое местные называют «тала» - просто сырая рыба, иногда с добавкой соевого соуса и лука. Икра… После сахалинской «пятиминутки», икра в банках уже нормально не воспринимается.














Охота


С охотой, из-за некстати пошедших и затянувшихся дождей, нам повезло меньше. Через пару дней мы совершили ещё один ночной переход, оказавшись на нижней базе Андрея, расположенной на живописном берегу Лангры, в нескольких километрах от побережья Татарского пролива, немного севернее его самого узкого места, носящего угрюмое название Погиби: когда-то именно отсюда с острова бежали каторжники, манимые обманчивой близостью видимого глазом материка. Ширина пролива здесь всего около 6-7 км, но течение - одно из самых опасных в мире. Опять он, чеховский Сахалин… Как и на Юге, самым быстрым путём для передвижением было морское побережье.


За моей спиной - Татарский пролив, самый непредсказуемый в мире, из-за своего сложного течения.



Хорошо видны горные хребты материка. Фотография сделана с места, с чеховских времён носящее зловещее название Погиби. До материка здесь - всего около 7 км. Здесь обычно и пробовали бежать с острова каторжане



Медвежьи следы на песке берега. Их тут так много, что на них быстро перестаёшь обращать внимание. Если не охотишься на медведя, конечно.







На оленя охота на 3 года закрыта, оставался медведь и всякая мелочь, вроде зайцев. Следами было избито всё – от берега пролива до довольно густого леса: тундра «верхней» базы осталась ещё в 80 км севернее. Ещё задолго до побережья начинались пески, густо поросшие невысоким кедровым стлаником, в котором медведи буквально роились. Глянешь с сопки сверху – почти сплошное зелёное море. А зайдёшь в кусты – а там прямо медвежьи «квартиры» с переходами, по которым мохнатые передвигаются быстро и незаметно. К сожалению, крупные звери, на дистанции уверенного выстрела, нам так и не встретились.












Из-за непрерывных ливней наша главная цель – марь между рекой Пырки и рекой Теньги, оказалась недостигаемой, что заставило нас довольствоваться меньшим. Но и этого нам хватило! Все лицензии на медведя были закрыты. Удалось живьём поймать в стеклянную банку и несколько крайне забавных бурундуков, втихую выжравших из моего рюкзака припасённые на сувениры шишки стланика.


Стланиковый горельник







Шишки кедрового стланика



Медведи приходили и на базу, доводя до истерики хозяйских молодых лаек. Стреляй – не хочу. Но это было бы слишком просто. И мы с утра, день за днём, взяв винтовки и ружья, уходили в поиск, бродя по марям, сопкам, пробираясь по зарослям стланика и сроднившись со штурвалом незаменимого здесь квадроцикла. С каждым днём быстро улучшалось зрение, не мучаемое экраном компьютера и страницами книг, мозг отдыхал от всех навязанных «прелестей» цивилизации, стремительно извлекая из глубин подсознания древние охотничьи инстинкты и заволакивая призрачной дымкой забвения столь привычный мир, где человек себе давно не принадлежит. Уже нереальным казалось само существование цивилизации: кем-то придуманная система ценностей быстро ломалась, являя разуму истинные приоритеты бытования. Городской житель быстро становился Охотником, из городского дикаря превращаясь в настоящего Человека…










Местами перейти речки можно лишь по низкой воде



Охота на бурундуков. Забавные зверьки.



На этом мху человек оставляет лишь чуть примятыми стебельки трав. Каков же был этот медведь, чьи следы могли отпечататься так глубоко?



Муравейник высотой почти в рост человека



Возвращение


К дню отъезда погода улучшилась, в отличие от настроения – покидать Север категорически не хотелось. С учётом новых прибывших машин и двух квадроциклов, караван получился впечатляющим. С «квадриком я впервые познакомился только на юге острова, но он в управлении оказался проще лошади. В итоге мы с Василием Шадриным за 7 часов и прошли на этих замечательных машинах 175-км перегон до Охи. В городе, проводив Игоря и Олега на самолёт, мы распрощались и с нашим неизменным проводником - Андреем Емелиным.


На севере острова такие нефтяные вышки - в норме вещей



Перекур на 175-км перегоне в Оху



Фото на прощание в городе нефтяников - Охе.



Из-за 7-часовой разницы с европейской частью России постоянно путаешь время "тут" и время "там"



Дальше нас, с Алексеем Баяндиным и нашим водителем - Андреевичем, ждал зигзагообразный 3-хдневный переход на юг Сахалина. На протяжении более чем 1000 км дороги мы отлично поохотились на уток, ознакомились со всеми «чеховскими» местами и, конечно же! - почтили память наших воинов, которые в сентябре 1945 года осуществили блестящую блиц-операцию по освобождению нашего островного Дальнего Востока от японских захватчиков, поставив вторую победную точку во Второй мировой войне. Ознакомление с памятными местами на 50-й параллели, как раз в годовщину 65-летия Дня Победы, и завершило наше, столь многогранное и необычное путешествие по Сахалину. Далее нас ждал загадочный заповедный остров Монерон


Автомобильные и пешеходные мосты на севере Сахалина





Забор, препятствующий миграции оленей. Такие заборы, построенные совхозами ещё в советское время, тянулись в тундре на сотни километров.



Север Сахалина. Высота над уровнем моря.





На Севере Сахалина единственная связь - спутниковый телефон.







Колбаса из вяленой оленины



Результаты недолгой рыбной ловли







Провалиться ночью на рыбалке в озере или в реке - дело обычное



Неизменные атрибуты охотникаж. Вернее - небольная толика их. Но - без ружья, фонаря и рации далеко лучше не уходить.



Игорь Мочаев всё время собирал в кучу и сжигал мусор, оставленный на стоянках нечистоплотными туристами и охотниками.




Грибов на севере изобилие





Дёрн, снятый в режиме макросъёмки



Напоследок - ещё несколько фото с рыбалки





Статья была опубликована в журнале "Охота"


   
Общественно значимые разделы,
охота и снаряжение
 
Военная история и политические обзоры
- публицистика
- военно-исторические очерки
- законодательство РФ
История оружия

- история огнестрельного и
  холодного оружия,
  исторические исследования

Снаряжение и экипировка
- одежда для охоты и рыбалки
- охотничья и тактическая обувь
- рюкзаки, сумки,
   подсумки, ремни и чехлы,
   боевое снаряжение

- фонари для охоты и туризма
- часы, компасы,
   средства связи, фототехника

- приборы биоконтроля
Охота и экспедиции

- охота, рыбалка,
  путешествия и экспедиции

Выживание и полевая медицина
- выживание, элементы снаряжения
  и полевая медицина
Дружественные сайты

- путь к друзьям