Огнестрельное, холодное и пневматическое оружие, тюнинг оружия, оптика, снаряжение и экипировка. История и политика.
Практические тесты, исследования по истории оружия, аналитические обзоры.

На этом сайте вы найдёте большое количество интересных и хорошо иллюстрированных материалов об отечественном и иностранном оружии, тюнинге оружия, оптике, снаряжении и охоте в России. Все статьи являются уникальными и помогут вам не только в выборе оружия и снаряжения, но и их индивидуальной адаптации
о себе о сайте Сахалин и Курилы фотогалерея контакты
Оружие, боеприпасы, оптика, история оружия
 
Огнестрельное и пневматическое оружие

- гладкоствольное
- нарезное
- комбинированное
- травматическое и
  сигнальное

- пневматическое оружие
- боеприпасы,
  снаряжение патронов

Тюнинг и чистка оружия,  аксессуары для IPSC

- тюнинг оружия и аксессуары
- чистка оружия
- товары
  для практической стрельбы

Холодное оружие

- охотничьи и туристические
  ножи, топоры и мультитулы

- приспособления для
  заточки ножей и инструментов

Оптика

- бинокли, монокли,
   зрительные трубы, дальномеры

- дневные прицелы
- тепловизоры, ночные прицелы,
   приборы ночного видения

- кронштейны
   к оптическим прицелам

Книги

- историческая, оружейная и
  охотничья литература

"Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков.."
/А.С.Пушкин/



Медведь-1

Первый в мире
История разработки и особенности эксплуатации

Часть I

Юрий Максимов
фото автора





Финал удачной охоты на сахалинского бурого медведя с карабином «Медведь-1»







Сегодня всё больше охотников стремятся уйти от плодов научно-технического прогресса, сознательно отказываясь от современного высокоточного оружия, оснащённого мощной дневной и ночной оптикой. Уже и у нас появились не только любители охотиться с одностволкой, но и с луком. А параллельно этому процессу набирает обороты и другое направление – увлечённость людей старым «правильным» оружием. Дошли уже и до реплик кремнёвого и пистонного оружия, но всё-таки наибольший интерес для многих охотников представляют ружья и винтовки довоенного и послевоенного выпуска. И сегодня мы рассмотрим один из самых интересных отечественных образцов охотничьего оружия – карабин «Медведь».

Несмотря на обилие современного охотничьего оружия и навязчивую рекламу, российские охотники в основной своей массе очень консервативны. По-прежнему многие охотятся в армейском камуфляже и с военным же или конверсионным оружием. Вполне очевидно, что зверю и прочей дичи нет разницы от того, из какого ствола, армейского или «гражданского», вылетела смертельная пуля. И во что при этом был одет стрелок. Разница есть производителям охотничьего оружия и обмундирования. Конечно, их деятельность направлена и на благо обществу, это глупо отрицать, но не будем забывать про абсолютно обоснованный охотничий консерватизм и тонкую душевную организацию лесного люда. Иначе трудно будет объяснить, почему такой популярностью пользуются старые карабины советского выпуска. Итак, встречайте – его величество «Медведь».


Общий вид карабина «Медведь-1» с магазином от «Сайги-9», вид справа и слева








«Медведь»
История и особенности конструкции

Разработка СВД началась в 1958 году. Сама винтовка была принята на вооружение в 1963 году. Первая советская самозарядная охотничья винтовка «Медведь», в которой конструкция СВД видна невооружённым взглядом, появилась на свет в 1961 году, т.е. – на 2 года раньше легендарной снайперки Е.Ф. Драгунова! Как такое могло произойти?

Даже на первый взгляд очевидна схожесть «Медведя» с одним из первых вариантов СВД. И первый же вывод – ранний «Медведь» и есть та самая опытная модель винтовки Евгения Фёдоровича - ССВ-58, которую сейчас можно увидеть только на фотографиях или в музее. Но прежде чем делать окончательные выводы, давайте обратимся к единственному первоисточнику.




Карабин «Медведь-1» с магазином от «Сайги-9»









Знакомьтесь: разработчик «Медведя» Зорин Борис Михайлович. Родился 14 августа 1934 года в Ижевске. В 1954 г. окончил среднюю школу №22 и поступил в Ижевский механически институт (ИМИ), который сейчас переименован в Ижевский государственный университет им. М.Т. Калашникова (ИжГТУ), по специальности «Проектирование стрелкового оружия». В 1959 г. после окончания института поступил на «Ижмаш» в отдел Главного конструктора инженером-конструктором. С 1960 г. – инженер-конструктор 3 категории. С 1964 по 1967 гг. работал на заводе «Ижтяжбуммаш» начальником конструкторского бюро, Главным конструктором бумагоделательной машины Б-15. С 1967 по 2012 гг. работал на «Ижмаше»: инженером-конструктором I категории, с 1969 г. - начальником конструкторского бюро, с 1973 г. - заместителем Главного конструктора завода, с 2008 г. - ведущим инженером-конструктором. С 2013 г. – пенсионер.

Борис Михайлович Зорин награждён орденом «Трудового красного знамени», является лауреатом премии им. Мосина, лауреатом Государственной премии в области науки и техники, лауреатом премии им. Калашникова. Кандидат технических наук.

Несмотря на свои 80 лет, один из лучших советских конструкторов-оружейников без колебаний согласился помочь с подготовкой этого материала. Пользуясь возможностью, было решено упомянуть в статье фамилии всех причастных к разработке этого оружия: страна должна знать всех героев. А память у старого оружейника оказалась превосходной.


На 80-летний юбилей друзья подарили Борису Михайловичу набор боеприпасов к сконструированному им оружию






Воспоминания Б.М. Зорина
(стилистика сохранена практически полностью)

В самом начале 1960-х «ИЖМАШ» получил тему: разработать самозарядный охотничий карабин под патрон 9 мм (9?53). Для выполнения этой разработки начальник бюро Семеновых И.Е. пригласил Э.М. Каменева, работавшего до этого конструктором на «станкострое». Особенностью схемы выбранной для разработки был круговой магазин, который представлял собой продольную ось, на которой вращался подпружиненный подаватель и расположенную вокруг «круговую» оболочку.

При испытаниях карабина выявилась низкая надежность такого магазина. 9 ноября, в первый день после праздника, меня вызывает Семеновых И.Е. и говорит: «Тему по разработке самозарядного охотничьего карабина надо спасать, нужно до конца года разработать и изготовить надежный карабин».


Сравнение УСМ «Медведя» (снизу) и «Тигра»







Во время обсуждения схемы присутствовал, будучи в командировке, известный журналист и знаток оружия Штейнгольд. Он посоветовал по возможности прикрыть металл ствольной коробки деревом.

Для реализации этого мне удалось максимально сузить спусковой механизм и ствольную коробку в его зоне. Охотничий патрон 9х53 мм короче винтовочного трёхлинейного, поэтому был укорочен магазин, затвор, затворная рама и ствольная коробка будущего карабина. Крепление съемного спускового механизма, крепящего декоративные щечки приклада, осуществлено пружинящей предохранительной скобой (по аналогии с американской винтовкой Гаранда М1). Исключен из спускового механизма автоспуск, который снижает безопасность при обращении. Предохранитель флажкового типа размещен в конце ствольной коробки, справа. Элементы предохранителя совмещены с механизмом крепления крышки ствольной коробки.

В остальном была использована схема снайперской винтовки, над которой в этот время работал Е.Ф. Драгунов. К работе был подключен конструктор Озеров, хотя он работал высококлассным фрезеровщиком – моделировал в металле. Разработка ствольной коробки шла параллельно её изготовлению: как только появился контур коробки, Озеров А.Е шёл в цех и делал заготовку. Так же дело обстояло и с элементами коробки. В итоге я не тратил время на выяснение технологических возможностей. В разработке карабина так же принял участие преподаватель ИМИ В.И Кулагин: он сделал расчет автоматики. Деталировку газового двигателя делал Александров Ю.К., а возвратного механизма - Шестериков А.С. В итоге первый образец карабина «Медведь» разработан в ноябре 1961 г.









1 декабря 1961 года рабочие чертежи опытного образца карабина были сданы в цех. Но нужно было ещё заключение охотников о карабине. Для этой цели меня (в качестве премии) со слесарем Леньковым А.А. и лицензией на отстрел лосей для испытаний карабина отправили в охотничье хозяйство села Грахово (Граховского района). Кроме карабина с круговым магазином мы привезли с собой еще три серийных не самозарядных карабина. Бригада охотников была очень довольна тем, что мы их снабдили лицензией, оружием и патронами.

Выходя в лес, Леньков делал несколько демонстрационных выстрелов из опытного карабина, но оружия в руки охотникам он не давал. А вечером, придя с охоты, он что-то чинил, а меня вызывали на переговорный пункт для уточнения возникающих при изготовлении карабина вопросов. По окончании испытаний я составил отчет с положительным заключением, со всеми необходимыми подписями и печатями. Мясо лосей к отчету не прикладывалось.

После возвращения с успешной охоты началась сборка карабина, которому я дал имя «Медведь». 31 декабря 1961 года карабин был собран и за 4 часа до наступления Нового года был испытан стрельбой. Тогда из карабина мы сделали всего 5 выстрелов.


Конструктор Б.М. Зорин на тестировании опытного экземпляра карабина «Медведь»





Газоотводное отверстие было уменьшено на 0,05 мм по сравнению с расчетным диаметром. У нас наготове были развертки для его увеличения, но этого не потребовалось.

Утверждение подлинников документации карабина началось с согласования чертежей с Главным технологом завода Миллером М.И. Я, перелистывая чертежи, записывал замечания Миллера. После окончания Главтех ни с того ни с сего заявляет: «А для чего нам самозарядный карабин?» и от подписи отказался. И.о. Главного конструктора Колпиков Н.Н. со мной и чертежами спустился на этаж ниже к Главному инженеру Шарапову И.А., и доложил о несогласии Главтеха. Шарапов заявил, что надо больше таких разработок и документацию утвердил, а когда мы вышли в приемную, там стоял Миллер М.И. Узнав, что документация утверждена, он подписал ее без замечаний. Дальнейшие работы по серийному производству карабина вели Каменев Э.М., Волков Б.А., Нестеров А.И. Утверждение конструкторской документации и начало производства состоялось в 1962 году. А в 1966 году на Лейбцигской ярмарке карабин «Медведь» был награжден «Большой золотой медалью».

Хорошо помню, как «ИЖМАШ» получил заказ на партию карабинов «Медведь» для Кремля. Для проверки качества один карабин отправили в ЦНИИТОЧМАШ для испытаний. В процессе стрельбы при температуре +50 градусов по Цельсию зафиксирована одна легко устранимая задержка, что допустимо по требованиям надежности. Однако, заместитель Главного инженера по испытаниям Серебренников Г.Л. потребовал выяснения причины и устранения недостатка. В институт командировали меня, хотя я был занят другой темой. В институте на мои доводы, что был всего один отказ на весь ресурс – шесть тысяч (!) выстрелов (так и подмывает ехидно напомнить про «надёжность» импортных нарезных полуавтоматов) – да и то при температуре плюс 50 градусов Цельсия и, что это в шесть раз меньше допустимых по ТУ отказов, не возымели действия. Кремль уважали.


Как и на СВД, «Медведь» имеет облегчающие фрезерованные выборки на внешней части ствольной коробки




Рычаг для разборки оружия. Хорошо видно гравированное клеймо года выпуска карабина – 1972





В институте мне активно помогали в исследованиях инженеры-испытатели Мишуткин и Чичилов. Но после недельных исследований причин той единственной задержки не было найдено. Зам. Главного инженера института по испытаниям Серебренников Г.Л. назначил на завтра совещание, на котором он должен был принять решение об отрицательных результатах испытаний партии карабинов «Медведь» для поставки в Кремль.

Вечером в гостинице я обсудил ситуацию с инженером-испытателем Блиновым Ф., с которым мы вдвоем жили в одной комнате. Тогда мы работали в одном отделе нашего завода, но он специализировался на испытаниях автомата Калашникова. После обсуждения я пришел к выводу, что причиной задержки является нарушение фиксации патрона в закрылках магазина. Карабин проектировался под двурядный магазин, а впоследствии «Медведь» был переделан под однорядный. Для удобства заряжания закрылки магазина были сделаны пружинящими, а внутренний размер ствольной коробки в районе пружинящих закрылков не уменьшили.


Планка секторного прицела карабина нарезана до 500 м. Реально стрелять можно до вполне разумных 300-400 м, дальше траектория слишком крутая и снижается убойность пули







Испытания вели на одном магазине, с целью проверки его надежности. Наиболее вероятной причиной явилось приработка закрылков магазина, ослабление их жесткости и увеличенные скорости подвижны частей при температуре +50 градусов по Цельсию. Для обеспечения стабильности положения закрылков магазина при стрельбе достаточно был ввести выступы в ствольной коробке карабина, ограничивающие возможность закрылков раздвигаться. На следующий день на совещании предложение по доработке было одобрено. Карабин доработали, испытали при температуре +50: задержек не было. Но потребовали во вторую смену повторить испытания при температуре -50, хотя такие испытания карабин уже прошел без отказов.

Для эффектного завершения работ я сходил в магазин и пронес через проходную института две бутылки водки. Согласно программе испытания должны длиться около 5 часов (выдержки для охлаждения), но пить водку в 12 часов ночи не очень комфортно, поэтому, убедившись, что начальники уже дома (по телефону получив совет), в течение часа закончили испытания. Отказов не было, и отметили 100% надежность карабина «Медведь».












Медведь-1

История, особенности конструкции и эксплуатации

Часть II

Старое оружие обладает притягательной силой. А охотничье оружие, в основу которого заложена известнейшая боевая система, имеет не просто определённую привлекательность, а поистине неотразимую харизму.

Поэтому не стоит удивляться, что когда-то малоизвестный карабин «Медведь» приобрёл популярность и престижный статус коллекционного оружия лишь спустя полвека после своего появления на свет.





В прошлом номере «Охоты» мы начали разговор про легенду советской оружейной промышленности – карабин «Медведь». И нам очень повезло, что разработчик этого оружия, Зорин Борис Михайлович, оказался не только в добром здравии (дай Бог ему здоровья!), но и согласился рассказать об истории создания «Медведя». Заслуженный оружейник до сих пор убеждён, что советское оружие, по совокупности своих конструктивных и эксплуатационных характеристик, является лучшим в мире. И, как читатель мог убедиться по первой части этой статьи, Зорин отнюдь не голословен.

В заключительной части статьи мы выслушаем мнение всемирно известного представителя советской оружейной школы и посмотрим, на что способен тот самый «первый «Медведь» в руках опытного охотника.






Воспоминания М.Е. Драгунова

Как обычно, раз уж речь зашла о конструкции, так или иначе связанной с СВД, я обратился к М.Е. Драгунову, с просьбой поделиться как воспоминаниями, так и мнением об этом карабине.

Итак, слово Михаилу Евгеньевичу: «История карабина «Медведь» теснейшим образом переплетена с историей снайперской винтовки СВД. Оба образца разрабатывались практически в параллель; разработка "Медведя" была закончена даже раньше официального принятия на вооружение СВД, но серийное производство началось два года спустя – в 1965 году.

Разумеется, Евгений Федорович непосредственно карабином не занимался: работа над будущей СВД шла в крайне напряжённом режиме, и времени на ещё один проект просто-напросто не было. Но заложенная в конструкцию "снайперки" идеология легла в основу "Медведя".





По свидетельству ветерана отдела главного конструктора "Ижмаша" Ивана Егоровича Дерюшева, разработка самозарядного охотничьего карабина была включена в план НИОКР, но работа поначалу двигалась ни шатко, ни валко. Нарезное охотничье оружие не было в то время приоритетным направлением нашей оружейной промышленности. Основными потребителями его были те, кто профессионально занимался охотой и работал в системе охотхозяйства: охотники-промысловики, егеря, охотоведы. Плюс немногочисленный слой привилегированных охотников – тех, кто входил в партийно-государственную иерархию, начиная с областного уровня.

На привилегированных заказчиков традиционно работало ЦКИБ СОО, а Ижевск всегда был ориентирован на более многочисленный сегмент рынка. Для промысловиков в те годы выпускалось Иж-56 "Белка", КО-8,2 – адаптированные под охотников карабины на базе "трехлинейки". Когда стал подходить к концу задел "трехлинеек", то появились и новые разработки – карабины "Барс" под патрон М.Н. Блюма (5,6х39 мм) и "Лось" под патрон 9х54 (на базе гильзы 7,62-мм винтовочного патрона). Тогда же и появилась тема по разработке самозарядного карабина под 9-мм патрон.





Когда обнаружилось, что близится время завершения темы, а результатов не видно, то к этой работе подключили молодого инженера, выпускника Ижевского механического института Бориса Михайловича Зорина. Взяв за основу конструкцию ССВ-58 (будущей СВД), он адаптировал её под 9-мм охотничий патрон, внеся и ряд других изменений, обусловленных спецификой применения оружия в условиях охоты. Это, в первую очередь, неотъёмный магазин (по типу карабина СКС), приклад охотничьего типа, с пистолетной шейкой, что потребовало и перекомпоновки ударно-спускового механизма.

С будущей СВД пришла система запирания – поворотом затвора влево с тремя боевыми выступами, раздельная схема газового поршня и подпружиненное цевье. Крышка ствольной коробки и система её крепления – поперечно движущейся защелкой, которые были на всех модификациях "Медведя" – от самой первой до "Медведя-3", тоже пришли с ССВ-58.


Сравнение затворных рам и затворов «Медведя» (сверху) и «Тигра»




Личинки затворов «Медведя» (слева) и «Тигра»





Поначалу на ССВ-58 крышка ствольной коробки закрывала только ту часть, где перемещалась затворная рама: практически так же, как и у карабина СКС. Это было обусловлено тем, что первоначально в ТТТ на снайперскую винтовку было заложено требование: обеспечить возможность дозаряжания магазина с помощью штатных обойм винтовки обр. 1891/30 гг. Отсюда пошли и раздельная схема газового поршня, и останов затвора. И, соответственно, короткая крышка ствольной коробки. Когда военные обнаружили, что использование обойм не дает преимущества в скорострельности, а неполностью закрывающая подвижную систему крышка не добавляет надежности, то это требование было снято. У СВД появилась крышка, закрывающая ствольную коробку с подвижной системой полностью, со стабильным креплением в задней части чекой. А на "Медведе" это решение сохранилось.







"Медведь" претерпел ряд модификаций: на смену первоначальному варианту с неотъемным магазином пришел вариант с отъемным однорядным магазином. В начале 1970-х гг. конструкция "Медведя" была адаптирована под советский аналог патрона .308 "Винчестер" – патрон 7,62х51А.

В разные годы свой вклад в создание и сопровождение серийного производства "Медведя" вложили Азарий Иванович Нестеров, Борис Владимирович Волков, Валерий Павлович Афонин. Последнюю версию – "Медведь-4" разработал Алексей Николаевич Вознесенский. В этом варианте было уже уделено много внимания внешнему виду карабина, был сглажен "милитаристский" облик, характерный для первых вариантов карабина. Но в сколько-нибудь значительных объемах он не выпускался.








«Медведь-1»
Держим в руках

При фотосъёмке «Медведя» было специально сделано несколько сравнительных кадров старого карабина с относительно новым «Тигром». Конструкция этих двух образцов оружия имеет общие «корни», да и сами карабины известны практически каждому российскому охотнику.

Карабин «Тигр» под патрон 9,3х64 не получил у нас широкого распространения. В том числе – и из-за излишне мощного для наших охот патрона. Старая блюмовская «девятка» имеет вполне приемлемые характеристики для «лесного карабина», которым, по сути, и является «Медведь». Этот патрон имеет относительно небольшой импульс отдачи, что успешно дополняется эффективным ДТК карабина и мягкой работой его автоматики. При этом патрон весьма кучный. «Медведь» имеет хорошую эргономику, небольшую массу и великолепные развесовку и баланс, что позволяет стрелять из этого оружия очень быстро и точно.


Патроны, слева направо: к 10,67-мм винтовке Бердан, трёхлинейный образца 1890 г. (именно 1890 г.), 8,2-мм к карабину Кочетова обр. 1934 г., блюмовский 9,3х53 к «Медведю» и трёхлинейный с остроконечной пулей




Охотничьи трёхлинейные патроны в сравнении с 9,3-мм





Экземпляр, иллюстрирующий эту статью, имеет специально изготовленную вставку в магазинном (нижнем) окне ствольной коробки, в результате чего, без какого-либо конструктивного вмешательства, стало возможным применение отъёмного магазина от ижевского карабина «Сайга-9». Сделано это было по причине не самого удобного способа наполнения штатного магазина оружия (кто охотился с «Браунингом» Бар-2, тот понимает, о чём речь), что на медвежьей охоте порой является немаловажным фактором. В итоге «Медведь» стал переразяжаться быстро и легко, да и наполнение магазина от «Сайги» также намного проще. Надо отметить, что в последних версиях семейства «Медведей» недостатки магазина первой модели были учтены – они стали отъёмными.


Затворная группа через окно новодельного приёмника «саёжного» магазина




Магазины: к трёхлинейному «Тигру», к «Сайге-9», к «Медведю-1











Разборка «Медведя» несколько отличается от разборки «Тигра» и чуть сложнее, хотя различия несущественны. Все детали «Медведя» имеют качественную отделку, что вполне объяснимо временем изготовления, малой серийностью и чисто охотничьим предназначением этого оружия. Приклад нашего экземпляра самодельный, наружные поверхности металлических частей покрашены чёрной краской, что не добавляет эстетики. Но на работоспособности оружия это никак не сказывается, поэтому хозяин просто использует свой карабин по назначению.






Резюме:

В 1960-х гг. на Западе не было надёжного нарезного самозарядного охотничьего оружия. Самозарядки Ремингтона по этому критерию «Медведю» проигрывали и проигрывают безнадёжно. И ещё раз с удовольствием отмечу, что надёжной самозарядной винтовки для охотников Запад не создал до сих пор. Уровня нашего «Медведя», которому уже 53 года от роду, иностранные конструкторы так и не достигли (это же относится и к «Тигру»). Нам есть чем гордиться, хотя, к сожалению, не у всех это получается.

В настоящий момент стоимость подержанных «Медведей» различных модификаций достигает 150-200 тыс. рублей. Очень часто старые карабины с расстрелянными стволами ремонтируют на ИЖМАШе – меняют ствол, делают новое дерево на приклад и цевьё, обновляют покрытие поверхностей.

На фотографиях к этой статье представлен «Медведь» заместителя министра охотничьего и лесного хозяйства Сахалинской области, начальника департамента охоты А.А. Костина. В 1990 году этот карабин так же был перестволен в Ижевске, потом ему сменили расколовшуюся на охоте ложу. При помощи старого «Медведя», с которым на Сахалине успел поохотиться небезызвестный во всём мире В.С. Черномырдин, Александром Анатольевичем до сих пор исправно отстреливается несколько медведей каждый сезон. Карабин радует своего владельца, который считает своё оружие лучшим для охоты на крупного зверя.


Александр Анатольевич Костин с карабином «Медведь-1» и очередным трофеем




А.А. Костин после удачной охоты с 1-м председателем Правительства Российской Федерации В.С. Черномырдиным










Статья опубликована в журнале "Охота" в июне-июле 2014 года









   
Общественно значимые разделы,
охота и снаряжение
 
Военная история и политические обзоры
- публицистика
- военно-исторические очерки
- законодательство РФ
История оружия

- история огнестрельного и
  холодного оружия,
  исторические исследования

Снаряжение и экипировка
- одежда для охоты и рыбалки
- охотничья и тактическая обувь
- рюкзаки, сумки,
   подсумки, ремни и чехлы,
   боевое снаряжение

- фонари для охоты и туризма
- часы, компасы,
   средства связи, фототехника

- приборы биоконтроля
Охота и экспедиции

- охота, рыбалка,
  путешествия и экспедиции

Выживание и полевая медицина
- выживание, элементы снаряжения
  и полевая медицина
Дружественные сайты

- путь к друзьям